Категория | Геополитика

На кого «работали» советские правозащитники?

В 1976 году, вскоре после подписания Советским Союзом, странами Европы, США и Канадой Хельсинкских соглашений, в Москве, Киеве, Тбилиси, Вильнюсе и Ереване правозащитниками были созданы группы по наблюдению за их выполнением Советским Союзом. В эти группы вошли оставшиеся на свободе правозащитники «первого призыва» и новые правозащитники, в том числе и евреи-отказники. Хельсинкские группы продолжили дело Инициативной группы, к тому времени состоявшей из двух человек, поскольку остальные либо находились в заключении, либо были вынуждены эмигрировать. Хельсинкские группы в основном исполняли информационную и пропагандистскую работу: их документы отсылались в международные правозащитные организации и имели своей целью привлечь внимание западной общественности и западных правительств к фактам нарушения советскими властями Хельсинкских соглашений.

Словом, к началу 80-х годов основными критериями успеха деятельности советских правозащитников, в частности Хельсинкских групп, были уже не положительные изменения в правовой области и даже не степень распространения правозащитной информации среди населения СССР, а уровень осведомленности западных средств массовой информации, западной общественности и правительств о состоянии дел с правами человека в СССР. Добавлю, что вследствие специфически «экспортного» характера документы Хельсинкских групп (в отличие от «Хроники текущих событий») практически не распространялись в «самиздате» и не имели хождения в СССР за пределами узкой группы правозащитников.

Надо сказать, что частые высказывания членов Московской Хельсинкской группы, в частности Л.М. Алексеевой, что-де группа не преследовала никаких политических целей, а лишь действовала из чисто моральных и гуманитарных побуждений, лукавы и неубедительны. Члены группы прекрасно отдавали себе отчет в том, что, систематически отсылая на Запад информацию о нарушениях прав человека и одновременно требуя от советских властей их прекратить, они ставят перед советским руководством заведомо не выполнимые требования. Тем более что эти требования предъявлялись людьми, открыто апеллирующими к западным правительствам, чья цель — уничтожение политической, экономической и социальной системы, существующей в СССР.

Заявления Хельсинкских групп носили политический характер уже потому, что буквально «вынуждали» западные правительства на проведение политических, дипломатических и экономических санкций в отношении СССР. А это означает, что действия членов Московской Хельсинкской группы (как и действия членов остальных советских Хельсинкских групп) носили антигосударственный характер, независимо от того, была ли в УК РСФСР статья, по которой члены группы могли были быть привлечены к уголовной ответственности.

Я, автор этих строк, в течение нескольких лет собирал и обрабатывал материалы для правозащитных неподцензурных изданий — например, «Хроники текущих событий», журнала «В» («Вести»), некоторые из которых были положены в основу Документов Московской Хельсинкской группы. И хотя я отвечаю за правдивость и достоверность приведенных в документах фактов, однако это обстоятельство не снимает с меня политической ответственности за фактическое участие на стороне США в идеологической и пропагандистской войне с СССР.

Истинные же политические взгляды и намерения правозащитников проявлялись сразу же, как только они оказывались на Западе. Эмигрировавший из СССР в 1980 году член Московской Хельсинкской группы Ю.С. Ярым-Агаев и высланный на Запад в 1976 году правозащитник В.К. Буковский создали в 1984 году «под крышей» организации «Freedom House», финансируемой американским правительством, организацию «Демократический центр». Цель этой «независимой» организации была явно политической — содействие установлению в СССР политической и социально-экономической системы западного типа.

Нередко правозащитники по прибытии на Запад выступали на Радио «Свобода», созданном в 1955 году Конгрессом США для ведения идеологической и пропагандистской войны против СССР. А некоторые из них, как, например, Л.М. Алексеева, В.М.Тольц, Б.М. Шрагин, К.А. Любарский, Б.В. Ефимов, Ю.Л. Гендлер, стали платными сотрудниками Радио «Свобода» и даже имели собственные программы. Тем самым они включились в «холодную» войну против советского государства на стороне США, что дезавуирует их заявления о «неполитичности» их правозащитной деятельности. На этом фоне действительно патриотичным и достойным выглядит позиция правозащитника генерала П.Г. Григоренко, отказавшегося преподавать в «Вест Пойнте», высшей военной академии США. Генерал Григоренко заявил: «Я не могу преподавать своему врагу: я советский — бывший советский — генерал».

Так что правозащитники, безусловно, внесли свой «вклад» в дело разрушения советского государства, чем многие из них до сих пор гордятся. Однако надо все же признать, что основной вклад в разрушение экономической, социальной и политической структур советского государства внесло само руководство страны, его политическая и «интеллектуальная» элита.

В середине 60-х — начале 70-х годов свои письма и обращения правозащитники посылали советскому руководству, но одновременно они их «запускали» и в «самиздат», дабы распространить их по всей стране. И единственным адресатом, о котором «думали» изготовители и распространители «Хроники текущих событий», в том числе и автор этих строк, был наш соотечественник. Ни о западных корреспондентах, ни тем более о западных радиостанциях в те годы ни у меня, ни и у моих друзей и мысли не было. Но уже в середине 70-х годов одной из основных форм деятельности правозащитников стала передача правозащитной информации на Запад— через западных корреспондентов и дипломатов, а от них — на западные радиостанции. К тому времени различные западные «голоса» (Голос Америки, BBC, Радио «Свобода», Немецкая волна, Голос Израиля) наладили оперативное оповещение советского радиослушателя не только об основных событиях в СССР и в мире, но и о нарушениях гражданских и политических прав человека в СССР, и их слушали миллионы людей в Советском Союзе.

Разумеется, правозащитники и диссиденты, включая автора этих строк, отдавали себе отчет в том, что факты о нарушениях прав человека в СССР серьезно подрывают «имидж» Советского Союза. Более того, именно к этому они и стремились. Однако их это не смущало, поскольку они не отождествляли «коммунистическое» государство с Россией, с народами Советского Союза. Помимо «гласности на экспорт», для правозащитников были важны два результата их деятельности. Во-первых, они считали, что их собственный опыт явочным порядком реализовать права, декларированные Конституцией СССР, может послужить примером для остальных. Во-вторых, они (не без оснований) полагали, что гласность может как-то помочь арестованным и незаконно осужденным по политическим мотивам (ослабить тюремный режим, сбавить лагерный срок и т.д.).

В то же время многие из правозащитников (в том числе и автор статьи) не очень задумывались над тем, как их деятельность по информированию Запада о нарушениях прав человека в СССР может быть использована во вред своей стране, своему народу. Что они, хотят того или нет, принимают участие в информационной и идеологической войне, которую США и государства стран НАТО ведут против СССР с начала 50-х годов. Что, в отличие от правозащитников, западные стратеги холодной и «горячей» войн не «отделяют» советское руководство от советского народа. Что если американские ракеты полетят на СССР, то упадут они не на головы членов политбюро, а на головы советских людей в Челябинске и Красноярске, Москве и Ростове. Что Советский Союз для американского истэблишмента — это колониальная империя, угнетающая нерусские народы. Ведь не случайно в принятой в 1959 году Конгрессом США «Декларации о порабощенных народах» есть все народы Советского Союза, включая мистическую «Казакию», кроме одного народа — русского.



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: