Категория | Геополитика

Права человека и идеологическая война против СССР

Как пишут американские историки, вплоть до конца 60-х годов основным методом идеологической войны против СССР и стран Варшавского Пакта была «засылка советников, оборудования и денег на поддержку оппозиционных сил и организаций» в этих странах (David Lowe. Idea to Reality: А Brief History of the National Endowment for Democracy, www.ned.org). Когда же выяснилось (и стало достоянием прессы), что в эту активность было вовлечено ЦРУ, президент США Л.Б. Джонсон приостановил ее. Вплоть до середины 70-х годов в Конгрессе и администрации президента США шли поиски «новых методов и подходов в идеологическом соревновании» (www.ned.org) с Советским Союзом. Поначалу власти и правящая элита США с настороженностью относились к советским правозащитникам, поскольку слова «права человека» напоминали им об их собственных защитниках прав человека, human rights activists, возмутителях спокойствия 60-х годов. Однако после подписания Хельсинкских соглашений и образования Хельсинкских групп они увидели в пропаганде идей прав человека в СССР и странах Восточной Европы не только эффективное орудие в идеологической борьбе с Советским Союзом, но и инструмент его разрушения.

То, что было не постичь российским либералам и правозащитникам, мечтающим о «безбрежной», «как у них», свободе слова, собраний и т.п., было понятно русофобу и советологу З.Бжезинскому, советнику президента Д.Картера по национальной безопасности и стратегу идеологической войны против СССР. Хорошо изучив структуру и механизмы функционирования советской системы, он и его коллеги пришли к выводу, что «основные права человека: свобода слова, собраний, печати» — могли бы стать тем инструментарием, с помощью которого можно было бы изнутри взломать систему партийного контроля над общественной жизнью в СССР, а вместе с ней и систему партократического руководства и контроля над всей политической и экономической жизнью страны. В результате слома «хребта» всей системы управления советское государство просто бы развалилось со всеми вытекающими отсюда для страны и советского народа последствиями.

Нельзя сказать, что диссиденты и правозащитники вообще не задумывались над возможностью распада Советского Союза и даже ликвидации советской и российской государственности. Еще в 1968 году А.А. Амальрик в своей книге «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» пророчил «коллапс» СССР в результате поражения в войне с Китаем. О возможности распада СССР на маленькие «бандитские» уделы предупреждал В.К. Буковский. Однако вера в крепость коммунистического режима была настолько сильна, что практически никто в нашей стране не верил в реальность исчезновения СССР в обозримом будущем. Кроме того, ненависть к коммунистической власти у диссидентов и правозащитников была столь велика, что некоторые даже приветствовали бы ликвидацию (изнутри или извне) советского государства, полагая, что стране и народу хуже от этого не будет. Как писал позднее А.А. Зиновьев, диссиденты «метили в коммунизм, а попали в Россию».

Автору этих строк понадобилось несколько лет жизни в США, чтобы понять, что истинной целью идеологической войны было не улучшение состояния дел с правами человека в Советском Союзе и даже не установление в СССР демократического и правового государства, а уничтожение или по крайней мере ослабление геополитического соперника США, как бы он ни назывался — СССР или Россия.

С приходом в США к власти администрации президента Д.Картера, объявившего защиту прав человека центральным элементом своей внешней политики, в стратегию «борьбы с коммунизмом» был включен пункт о поддержке борьбы за права человека в СССР и странах Восточной Европы. В 1977 году, вскоре после создания в Москве и других городах СССР Хельсинкских групп, в Нью-Йорке был образован Комитет по наблюдению за выполнением Советским Союзом Хельсинкских Соглашений (Helsinki Watch Committee). У его истоков стояли известный либеральный американский издатель Роберт Л.Бернштейн (Robert L. Bernstein), тогдашний председатель Американского Еврейского Комитета и представитель США в ООН Артур Гольдберг (Arthur Goldberg) и руководство одного из крупнейших американских благотворительных фондов «Ford Foundation». Задача комитета — собирать информацию о нарушениях прав человека в СССР, доводить ее до сведения американского правительства, американской общественности и международных организаций и институтов, в первую очередь ООН, требовать от американского правительства и Конгресса принятия «соответствующих» мер против Советского Союза.

Со временем деятельность комитета расширилась и вышла за пределы Европы, что привело к «отпочкованию» от Helsinki Watch Committee нескольких «автономных» организаций, работающих под «крышей» Human Rights Watch и следящих за состоянием с правами человека на Ближнем Востоке, в Азии, Африке, Америке, а также занимающихся проблемами пыток и вопросами женского равноправия.

Чтобы дать представление о «конечных» целях Human Rights Watch и тех, кто ее финансирует, я процитирую ее бессменного руководителя Роберта Бернштейна, хозяина одного из крупнейших издательских домов «Рэндом Хауз» (Random House): «У нас есть уникальная возможность построить международную систему правосудия для наиболее злостных нарушителей прав человека. Однако эта возможность не будет должным образом использована, если главные мировые державы не арестуют виновных в военных преступлениях, геноциде и преступлениях против человечности» (www.hrw.org). Как можно видеть из приведенной цитаты, руководитель американской негосударственной частной организации рассматривает ее как часть наднациональной и надгосударственной системы.

Что же касается самой «международной системы», то методы ее «работы» были не так давно продемонстрированы в Югославии. Сначала в течение нескольких лет шла массированная антисербская пропаганда, сопровождаемая формированием в Сербии (в основном на американские деньги) пятой колонны, включавшей в себя и правозащитные организации. Затем — вооруженная агрессия стран НАТО против Сербии, с последующей оккупацией Косово. И в завершение — подготовленный и оплаченный американской администрацией путч с установлением в Сербии прозападного правительства. Основным «частным» донором пропагандистской кампании против Югославии был биржевой спекулянт-миллиардер, филантроп Дж.Сорос. Он же — основной донор HRW.

Стоит упомянуть и образованную в 1983 году Конгрессом США «квазиавтономную» организацию National Endowment for Democracy (NED), миссией которой стало оказание «помощи всем, кто борется за свободу и самоуправление» (www.ned.org) в странах Восточной Европы и СССР. В настоящее время NED занимается лишь финансированием правозащитных неправительственных организаций (НПО) в этих странах, в том числе и через различные «дочерние» фонды. 

Важную роль НПО в идеологической войне, продолжающейся и по сей день, признают и сами правозащитники. Вот что пишет об этом член Координационного совета Союза комитетов солдатских матерей И.А. Куклина: «Идеологическая борьба между двумя силовыми полюсами приводила… к появлению целого поколения зарубежных НПО, занимавшихся правами человека в соцстранах… В условиях, когда эти НПО могли опираться на постоянно совершенствующуюся легальную систему государственной поддержки, это означало, что их деятельность, по сути, являлась продолжением государственной политики в области защиты прав человека, продолжением борьбы двух идеологий» (Правозащитник. 2000. № 1).

Эти и другие многочисленные примеры указывают на то, что никогда и не скрывалось на Западе: правящие элиты и руководство западных стран, в первую очередь США, обратились к «правам человека» как к эффективному оружию в идеологической борьбе против СССР. Советская же пропаганда, не приученная к дискуссиям «на равных», ничего не могла противопоставить западной пропаганде, кроме голого отрицания фактов нарушений прав человека в СССР. В результате она начисто проиграла Западу войну за «умы и души» советских людей.

Российская же прозападная либеральная интеллигенция, в течение двух десятилетий воспитывавшаяся на западных «голосах», воспринимала информационно-идеологические успехи западной пропаганды как яркое подтверждение морального и политического превосходства США и стран Запада над Советским Союзом. И если еще в 1966–1972 годах среди правозащитников и образованного сословия находились те, кто осуждал США за войну во Вьетнаме, то к началу 80-х годов любая военная акция США (например, в Гренаде в 1983 году) расценивалась российской либеральной интеллигенцией как вынужденная, но необходимая мера против «коммунистической экспансии».

В то же время все внешнеполитические акции советского руководства рассматривались ею сквозь призму противоборства «свободного» Запада с «тоталитарным» Советским Союзом. Такие понятия, как «национальные интересы», «целостность страны», «национальное достоинство», «патриотический долг», воспринимались в либеральных кругах (в основном столичных) как атрибуты коммунистической и великодержавной идеологии. И так же как в 1904 году значительная часть российского либерального общества желала поражения русской армии в Японской войне, так и советская либеральная прозападная интеллигенция в 80-е годы ХХ века желала поражения советской армии в Афганистане. Что же касается правозащитников, то самый «непримиримый» борец за права человека 60–70-х годов В.К. Буковский собирался из российских военнопленных в Афганистане создавать отряды для вооруженной борьбы с Советской Армией.    



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: