Категория | Геополитика

Российские правозащитные организации и «западные» правозащитные фонды

Российские правозащитные организации

Для формирования «философии», стиля и методов работы российских правозащитников весьма существенны их тесные рабочие контакты с правозащитными организациями Европы и США, такими, как Human Rights Watch (США), Международная хельсинкская федерация (Австрия), Институт демократии в Восточной Европе (США), Международная лига защиты прав человека (США). У них российские правозащитники учатся «правозащитному делу», к ним ездят на семинары, у них они находят постоянную моральную, идеологическую и финансовую поддержку.

Наибольшую поддержку на Западе российские правозащитники находят со стороны тех экономических и политических структур, которые заинтересованы в создании в России условий, благоприятных для проведения там неподконтрольных государству финансовых и валютных операций. В первую очередь это международный еврейский финансовый капитал, традиционно либеральный и космополитический, много лет финансирующий правозащитные организации —Human Rights Watch, Международная амнистия, Международная хельсинкская федерация, Международная лига по правам человека. Именно еврейский спекулятивный капитал, космополитический по своей природе, больше других заинтересован в экономической и политической глобализации и создании надгосударственных и наднациональных международных институтов, ограничивающих суверенитет национальных государств и позволяющих владельцам финансовых корпораций беспрепятственно и с выгодой перемещать свои финансовые капиталы по всему миру, в том числе и в России.

Чтобы дать читателю представление, о «каких» деньгах и, соответственно, масштабах «операции по созданию условий» идет речь, автор приводит ниже оценки, которые он сделал по материалам американской прессы и информации, доступной в Интернете. Так вот, из 450 самых богатых людей мира, имеющих личный капитал свыше 1миллиарда долларов США, примерно 20% — это люди, нажившие себе баснословные состояния в «финансово-инвестиционной» сфере. Их «суммарный» личный капитал превышает 200 млрд долларов США. Что же касается финансового капитала, которым управляют миллиардеры-банкиры, то он исчисляется в десятки триллионов долларов США. Сотрудничают российские правозащитники и с американскими «мозговыми центрами» — как с частными (Carnegie Endowment for International Peace, Heritage Foundation, Brookings Foundation), так и с государственными организациями (Institute of Peace). Среди наиболее «популярных» у правозащитников финансовых «спонсоров» — Open Society Institute (фонд Д.Сороса), National Endowment for Democracy (США), United States Agency for Development (США), Ford Foundation (США), John and Catherine Mac Arthur Foundation (США), Eurasia Foundation (США), DFID (Великобритания).

Для иллюстрации деятельности западных фондов посмотрим, кому и на что выделяют они свои деньги. Вот, например, фонд Ford Foundation. В 2000 году он выделил 2 млн долларов на приобретение московским обществом «Мемориал» здания в центре Москвы. Он же выделяет на протяжении нескольких лет гранты на финансирование веб-сайта www.hro.org, принадлежащего организации «Правозащитная сеть». Основная статья расхода гранта — это зарплата сотрудникам веб-сайта.

С какой стати американская благотворительная организация должна содержать молодых (и не очень молодых) русских парней и девушек в Москве и Рязани, Самаре и Перми? Ответ на этот вопрос можно легко найти на веб-сайте Ford Foundation (www.fordfound.org). Читаем: «С 1950 года Фонд Форда начал поддерживать проекты, ориентированные на Советский Союз и страны Восточной Европы. В 1950–1988 годах около 60млн долларов было выделено на анализ ключевых проблем взаимоотношений Востока и Запада, поддержку свободы слова, культурного плюрализма и соблюдения прав человека. В 1989 году Совет попечителей фонда принял решение о прямой поддержке прогрессивных организаций в Советском Союзе, Польше, Венгрии (и позже в Чехословакии), чтобы ускорить процесс демократизации и экономического реформирования этих государств. На эти цели в 1989–1994 годах было направлено приблизительно 30 млн долларов».

Весьма активно действует на российской почве и MacArthur Foundation. В январе 2003 года этот фонд «объявил о выдаче шести грантов с общей суммой в 1,5млн долларов США для развития и укрепления сети региональных правозащитных организаций» в 13 городах России. Например, один из грантов (140 млн долларов) пошел на финансирование Пермского неправительственного центра поддержки демократических молодежных инициатив, для оказания юридической помощи молодым людям, «отказывающимся от военной службы по религиозным и моральным причинам». Нетрудно догадаться, что «моральные причины» не пойти служить в армию могут возникнуть у многих, особенно если им станет известно, что за них будет хлопотать филантропическая американская организация с годовым фондом в 175млн долларов.

А вот список «доноров» Московской Хельсинкской группы: DFID (Великобритания), European Commission, Ford Foundation (США), MacArthur’s Foundation (США), MATRA (Netherlands), National Endowment for Democracy (США), Open Society Institute/Budapest, UK Foreign Ministry, USAID.

Как можно видеть из списка, среди доноров есть государственные институты стран — членов НАТО, но нет ни одного государственного «донора» или фонда Российской Федерации. Какова должна быть «правозащитная» политика общественной организации, финансово зависимой от европейского государства, но независимой от российского государства, — гадать не приходится.

Особо следует отметить Институт «Открытое общество» (Open Society Institute) американского миллиардера Дж.Сороса, часто выступающего в обличье «благодетеля» и «благотворителя». Созданная им по всему земному шару (в основном в Европе и бывших республикaх Советского Союза) «паутина» организаций имеет совершенно определенную цель — создание социальной и политической структуры будущего «открытого общества» — мечты Дж. Сороса. В Югославии эти структуры — правозащитные и так называемые «гражданские группы» — были центрами формирования и консолидации антигосударственных партий и структур, сыгравших решающую роль в организации путча, приведшего к свержению правительства С.Милошевича, ликвидации остатков социального государства и политической интеграции Сербии в так называемое «западное сообщество».

Цель деятельности фонда Сороса в России была недавно «озвучена» уволенным (по словам Дж.Сороса, «за связь с Б.А. Березовским») с поста распорядителя этого фонда в России биологом Александром Гольдфарбом, эмигрировавшим из СССР в конце 70-х годов: «Я проработал с Джорджем без малого десять лет, истратив 130 миллионов долларов его денег на благотворительные проекты, призванные помочь реформам в России, облегчить трансформацию коммунистической диктатуры в либеральную демократию, превратить закрытое общество в открытое…» («Конец прекрасной эпохи»,www.grani.ru). То есть цель «благотворительности» миллиардеране поддержка российской науки и образования, как это рекламировалось его либеральными пропагандистами, а цивилизационные преобразования в России: создание западной «либеральной демократии» и не контролируемой государством рыночной экономики («открытое общество»).

Будучи человеком образованным и понимающим решающую роль в современном мире информатики, науки и технологии, Дж.Сорос направляет свои финансы и усилия в те институты, где формируется будущая элита космополитического «открытого общества». Так, из 56 млн долларов, вложенных в Россию в 2000 году, 18млн Сорос потратил на создание и поддержание контролируемой им информационной сети; 9,5 млн — на развитие «правильной» системы образования; 5 млн — на поддержку «либеральных» газет и ТВ, 4,5млн — на развитие «культуры» и т.д.

Написанная и изданная Дж.Соросом в 1990 году книга так и называется: «Открывание советской системы» («Opening of the Soviet System»). В ней Сорос подробно излагает свои философские принципы и стратегию создания в «закрытых» (то есть незападных) странах «свободных», то есть не контролируемых государством и обществом, структур, позволяющих проводить финансовые и валютные операции наподобие тех, которые он провел в Малайзии, Таиланде, Индонезии, приведшие к обвалу национальных валют и финансовому кризису в этих странах. Напомним, что в 1992 году Сорос провел свою самую знаменитую операцию — обвал фунта стерлингов, когда за один день он заработал миллиард долларов.

Свою конечную цель Дж.Сорос видит в создании «коалиции открытых обществ, которая возьмет у ООН ее функции и превратит Генеральную Ассамблею в истинную законодательную власть, поддерживающую международное право» (из выступления Дж. Сороса на заседании Совета по международным отношениям Конгресса США 10 декабря 1998 года).

Чтобы иметь представление о том, кто руководит фондами, а следовательно, и распоряжается финансированием правозащитных организаций, посмотрим, кто входит, например, в Совет директоров фонда National Endowment for Democracy (NED), одного из самых «популярных» среди российских правозащитников американских фондов. В его составе около 20 членов, среди которых конгрессмены, бизнесмены, бывшие политические деятели. Приведу лишь некоторые имена: Вин Вебер (Vin Weber), председатель Совета директоров NED, бывший конгрессмен, а ныне вице-президент банка Clark & Weinstock; Велсли Кларк (Wesley Clark), генерал, бывший командующий войсками НАТО, руководивший агрессией НАТО против Югославии; Ральф Герсон (Ralf Gerson), миллиардер, президент компании Guardian International Corp.; Франк Карлуччи (Frank Carlucci), бывший министр обороны, ныне председатель инвестиционной компании Carlyle Group; Мортон Абрамович (Morton Abramowitz), бывший советник президента Р.Рейгана, ныне председатель Международного кризисного центра (ICC); Лее Х. Гамилтон (Lee H. Hamilton), бывший сенатор, ныне член президентского Совета по национальной безопасности.

Многие годы работает в NED член Совета директоров Джулия Финли (Julie Finley), основатель Комитета США по НАТО и председатель «Проекта по переходным демократиям» (Project on Transitional Democracies). Этот «проект», осуществляемый под «крышей» NED, ставит своей целью «ускорение процесса реформ» в бывших социалистических странах и «сокращение сроков интеграции этих стран в Евросоюз и НАТО». В рамках этого проекта NED финансировал югославскую антиправительственную молодежную организацию «Отпор» (в 2001 году NED выдал «Отпору» 220 тыс. долларов) и регулярно проводил с членами этой группы семинары, школы и другие «организационные» мероприятия. Напомню, что группа «Отпор» приняла самое активное участие в подготовке и проведении в Сербии путча 5 октября 2000 года, приведшего к смещению президента Югославии С.Милошевича.

В 2000 году NED предоставил гранты 38 российским неправительственным организациям на сумму около 1300 тыс. долларов. Из них чуть меньше половины, 600 тыс. долларов, было выделено на поддержку 16 правозащитных организаций и правозащитных публикаций. Например, откровенно антирусскому и проамериканскому еженедельному изданию «Экспресс-хроника» (А.П. Подрабинек) NED предоставил грант на 70 тыс. долларов. Фонду «Защита Гласности» (С.И. Григорьянц) было выдано 40,7 тыс. долларов «на издание нескольких книг по вопросам свободы прессы» в России. В то же время на помощь чеченским беженцам в Ингушетии и русским мигрантам в центральной России, «выдавленным» из бывших республик Советского Союза, NED выдaл всего 65 тыс. долларов.

Трудно себе представить, чтобы этот фонд, как и другие известные мне фонды США, финансировал бы «нелиберальные» организации России, как, например, коммунистические, патриотические или те, что, как Латвийский комитет по правам человека, занимаются защитой прав русских и русскоязычных в бывших республиках СССР. Как мне с горечью говорила сопредседатель этого комитета профессор Т.А. Жданок, американские правозащитные организации и фонды, их субсидирующие, отказываются сотрудничать с комитетом, считая его «коммунистическим».

В силу «включенности» российских правозащитных организаций в «сеть», сотканную американскими (по преимуществу) организациями, нет оснований удивляться тому, что многие российские правозащитники рассматривают себя членами всемирного (правильнее западного) правозащитного движения за права человека и ведут ту «правозащитную» политику, которую разделяет руководство фондов, финансирующих российских правозащитников.

Зависимость правозащитного движения от финансирующих их западных фондов и институтов приводит к подчинению принципа прав человека вполне конкретным политическим целям, к тому же формируемым за пределами России. Это понимают и некоторые российские правозащитники. Вот что пишет по этому поводу правозащитник «старой гвардии» А.О. Смирнов (Костерин): «Мы не должны слепо играть по правилам, которые, кстати, не у нас и не для нас были выработаны. Это западные правила, когда крайне не любят, не принимают правду (здесь и далее курсив мой. — О.П.), критику и самостоятельность, когда не создают механизмов самоконтроля, улучшения своей работы, когда на робкие наши возражения нам заявляют: “Кто платит, тот и заказывает музыку”. Запад вкладывает в нашу демократию для себя. Для них это долгосрочные, но выгодные инвестиции — убрать с карты мира “империю зла”, цивилизовать ее на западный манер, в меру ослабить для спокойной жизни, бизнеса и политики» (www.hro.org/ngo/research).

Вместо заключения

Все, что написано в этой статье, относится главным образом к тем правозащитникам, кто считает себя скорее членами «мирового правозащитного сообщества», нежели гражданами Российской Федерации. Именно этот тип российского правозащитника мечтает о «мировом» правительстве и о гуманитарных интервенциях, требует вмешательства «демократических» государств и международных организаций во внутренние дела «недемократических» стран. Для него такие понятия, как «Отечество», «национальные интересы», «территориальная целостность», «патриотический долг», «национальное достоинство», — атрибуты «великодержавной» и «националистической» идеологии. В идеологической, информационной и психологической войне, которую ведет против России американский истэблишмент, как «либеральный», так и «консервативный», прозападное российское правозащитное сообщество выполняет ту же деструктивную и антигосударственную роль, что их сербские коллеги-единомышленники на рубеже ХХ и ХХI веков.

Пока что прозападные правозащитники не имеют серьезной поддержки в России; их «база», как и их «референтные группы», находятся за пределами России — в США, Западной Европе. Именно оттуда получают они моральную, политическую, информационную и финансовую поддержку, без которой они бы давно прекратили свою деятельность. Не все российские правозащитники разделяют взгляды и установки своих прозападных, и тем более проамериканских, проатлантистских, коллег. Однако их отрицательный имидж «агентов глобализма» (Панарин А.С. Агенты глобализма//Москва. 2000. № 1–11) отталкивает многих от правозащитной деятельности, дискредитирует саму идею защиты прав человека. После проведения Гражданского форума была надежда, что антигосударственная политическая и публицистическая деятельность прозападных правозащитников сойдет на нет. К сожалению, этого не произошло…

Я полагаю, что до тех пор, пока правозащитники не откажутся от своей антигосударственной, «космополитической» и проамериканской идеологии, они всегда будут сползать к деструктивным и антирусским позициям. В лучшем случае останутся маргинальными группами, в худшем— выполнят роль идеологической пятой колонны американского «нового мирового порядка».

 

Олег Попов

Олег Алексеевич Попов родился в 1943 году. В 1965 году окончил Московский энергетический институт. В 1977 году защитил кандидатскую диссертацию на физическом факультете МГУ. Имеет более 50 статей, две монографии и 15 патентов в области прикладной физики плазмы. С 1969 по 1982 год принимал участие в правозащитном движении. В 1982 году эмигрировал с семьей в США, где и живет в настоящее время.



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: