Категория | Геополитика

Советский Союз и Россия — «колониальные империи»

В соответствии с российской либерально-демократической традицией, правозащитники рассматривали Российскую империю как колониальную державу, как «тюрьму народов». Следуя этой же традиции и взглядам, преобладающим в западной историографии ХХ века, они полагали и Советский Союз колониальной «коммунистической» империей, наследником романовской империи. И так же как в «царское время», национальные меньшинства в СССР тоже якобы подвергались двойному гнету — «коммунистическо-тоталитарному» (вместо «классового») и национальному. По этой же причине либералы и правозащитники называли сепаратистские течения и группы в союзных и автономных республиках Советского Союза «национально-освободительными движениями». В то же время русскому национальному движению правозащитники отказывали (и до сих пор отказывают) в праве считаться национально-освободительным и заклеймили его как националистическое и великодержавное.

Поэтому, когда во второй половине 80-х годов в союзных и автономных республиках возникли движения за культурно-экономическую автономию, а затем и за политическую независимость, то большинство российских правозащитников и «демократов», группировавшихся вокруг «Межрегиональной группы», поддержали эти движения. Практически любые акции сепаратистских «народных фронтов» находили поддержку у «перестройщиков» — будь то в Тбилиси в апреле 1989 года или в Вильнюсе в январе 1990 года. Сегодня не все, возможно, помнят, что неутомимый «борец за права человека» и «свободу слова» в России В.И. Новодворская была советником у президента Грузии З.Гамсахурдиа и президента чеченской Ичкерии Д.Дудаева, чья «приверженность» к демократии и правам человека хорошо известна. Напротив, организации, боровшиеся за сохранение Советского Союза, третировались «демократами» и правозащитниками как имперские и прокоммунистические.

Я полагаю, что именно сотрудничество с «национально-освободительными», по терминологии правозащитников и «демократов», движениями сыграло свою роковую роль в том, что принцип «права человека» стал у правозащитников подменяться принципом «права этнической группы». (Критика принципа «права этнической группы» и концепции «национально-освободительных» движений дана в статье политолога А.А. Попова, опубликованной в журнале «Дружба народов». 2000, № 8.)

Это «сотрудничество» естественным образом вытекало из «колониальной» модели СССР и Югославии, разделяемой многими российскими (и западными) правозащитниками и «либералами». В правозащитном аспекте этот «национально-освободительный» подход выливался в подмену принципа «права человека» принципом «права этнической группы». Примеры хорошо всем известны — фактическая поддержка западными и некоторыми российскими правозащитными организациями сепаратистских движений, руководимых криминальными организациями в Югославии (Косово) и России (Чечня).

Следованием принципу «прав этнической группы» объясняется и фактическое игнорирование российскими правозащитниками зверств, чинимых чеченскими и албанскими террористами в отношении русских и сербов, в то время как любые нарушения (в том числе и сфабрикованные) прав человека, совершенные русской и сербской стороной, предавались правозащитниками немедленной гласности и осуждению.

Характерно, что у правозащитников «этнической группой», имеющей «особые» права, всегда оказывалась так называемая «титульная нация», именем которой называлась союзная или автономная республика, якобы подвергавшаяся «двойному гнету» в советское время. Русское же население республик, которое в своем большинстве не разделяло стремления элиты «коренного» населения к выходу из СССР, рассматривалось «демократами» и правозащитниками не только как «некоренное», но и как реакционная сила и социальная база российских «имперских» сил. Даже сегодня, когда во многих «национальных» республиках РФ «титульные нации» имеют больше экономических, гражданских и культурных прав, чем русские, правозащитница Л.М. Алексеева утверждает абсолютно противоположное: «Именно потому, что русский народ у нас доминирует, остальные народы, когда в паспорте стоит “не русский”, оказываются практически имеющими меньшие права, чем коренная национальность» (Радио «Эхо Москвы», 14 мая 2002 года).

Любые же попытки поднять вопрос о причинах неравных социальных и экономических условий, а следовательно, и неравных возможностях, в которых находятся русские по сравнению, скажем, с евреями, вызывает буквально истерию со стороны правозащитников и обвинения в «антисемитизме». Выступая в дискуссии по радио «Эхо Москвы», коммунист В.Анпилов заметил, что на факультете журналистики МГУ около 70% евреев, в то время как общая численность евреев в России не превышает 2%. Участвовавшая в дискуссии правозащитница Л.М. Алексеева ничего не нашла другого, как обвинить Анпилова в антисемитизме: «Как вам не стыдно!.. Дальше — “бей жидов, спасай Россию”?.. А стерилизацию не надо проводить, чтобы по национальному?..» (дискуссия на радио «Эхо Москвы», 14 мая 2002 г.).

Из всего вышенаписанного становится вполне понятным, почему отношение правозащитников к нарушениям прав русских как в Российской Федерации, так и в ближнем зарубежье еще менее «заинтересованное», чем к убийствам и этническим чисткам русских в дудаевской и масхадовско-басаевской Чечне. «Это ваше внутреннее дело»— эти слова, сказанные С.А. Ковалевым ходокам из Чечни, пришедшим в 1993 году к нему за помощью, были также сказаны сопредседателю Латвийского комитета по правам человека профессору Т.А. Жданок, когда та обратилась с аналогичной просьбой к российским правозащитникам.



Комментирии запрещены.

Рекомендуем:

Кухні Тернопіль komandor-te.com.ua мебель на кухню