Категория | Геополитика

Сербская стратегия России («The Weekly Standard», США)

Сербская стратегия России

Чарли Шром (Charlie Szrom), 22 февраля 2008

Это энергетика, болваны

Вчера вечером премьер-министр Сербии Воислав Коштуница хвалился перед толпой, собравшейся в знак протеста против независимости Косово: 'Мы не одиноки в нашей борьбе. С нами президент Путин'.

После непродолжительной эйфории, последовавшей за освобождением, косовары столкнулись с мрачной перспективой: они должны построить процветающее государство в условиях яростного сопротивления Москвы. Между тем, вчера сербские демонстранты ворвались в посольство США в Белграде; значительная часть американского комплекса была подожжена. Вето России в Совете Безопасности, гарантирующее, что Косово не будет принято в ООН, создает помеху для международной реакции на такие инциденты и препятствует оказанию помощи из-за рубежа, которая могла бы стать стабилизирующим фактором для молодой демократии. Более того, после объявления независимости Косово министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что это событие 'угрожает разрушить миропорядок, складывавшийся веками'.

Зачем России наживать себе проблемы, поддерживая Сербию? Много говорится о традиционной близости между двумя странами. Когда-то Сербия была оплотом восточного христианства, главным защитником которого после падения Константинополя стала Россия — 'Третий Рим'. К западу от нее лежала католическая империя Габсбургов, чьи владения простирались до Хорватии, а мусульманская Османская империя веками оккупировала Сербию. Глава Русской православной церкви патриарх Алексий II продемонстрировал тесные религиозные связи между двумя странами, лично вступив в спор и заявив, что провозглашение независимости Косово 'в одностороннем порядке нарушило баланс в мире'.

Однако ссылки на международное право и такой анализ, при котором указывается на традиционные связи, скрывают подлинные мотивы российской позиции: Сербия дает России возможность распространять свое влияние и зарабатывать деньги в Юго-Восточной Европе. Торговля между Россией и Сербией ожила, и российские корпорации начали по дешевке скупать сербские активы. Владимир Путин даже признал это, назвав 'естественным' возвращение возрождающейся России в Сербию.

Товарооборот между двумя странами достиг 2,6 млрд. долларов в 2007 г., увеличившись на 22 процента по сравнению с 2006 г. и на 56 процентов по сравнению с 2005 г. Значительную долю в нем занимает импорт энергоносителей из России, страны, в торговле с которой у Сербии максимальное отрицательное сальдо.

Когда Сербия открыла тендер на приобретение активов своего национального нефтяного конгломерата Naftna Industrija Srbije, Россия, благодаря фаворитизму Белграда, получила гигантские прибыли. В конце прошлого года на эту группу претендовал ряд концернов: венгерский MOL, польский PKN Orlen, российский 'Лукойл' и румынский Rompetrol.

Несмотря на то, что рыночная стоимость сербской компании составляла, по оценкам большинства аналитиков, от 1 до 2 миллиардов евро, российский "Газпром" в конце января приобрел 51 процент акций NIS всего за 400 миллионов. У "Газпрома" тесные связи с российской администрацией: предполагаемый преемник Путина на посту президента Дмитрий Медведев возглавляет его совет директоров.

В декабре, когда Россия озвучила свое первоначальное предложение, не очень отличавшееся от окончательной цены сделки, сербский министр экономики Младжан Динкич (Mladjan Dinkic) заявил: 'Это предложение унизительно… одна лишь собственность, согласно консервативным оценкам, стоит 800 миллионов евро, исключая бизнес и долю рынка'. Аналитики в Сербии и за ее пределами считают, что премьер-министр протолкнул сделку в обход Динкича, чтобы вознаградить Россию за ее поддержку по косовскому вопросу.

Влияние России, которую вице-премьер Сербии Божидар Джелич (Bozidar Djelic) назвал 'первой среди равных' в экономических отношениях, глубоко проникло в экономику Сербии. Российский 'Аэрофлот' проявил интерес к приобретению сербской национальной авиакомпании JAT. По словам представителя 'Аэрофлота' Михаила Полубояринова, он может озвучить свое предложение уже в конце марта. Другие активы, которые предполагается выставить на торги — в частности Сербский банк (Srpska Banka) — также привлекают к себе пристальное внимание российских финансистов.

Важнее всего то, что сделка по NIS была заключена единым пакетом с российским планом по созданию промежуточного участка трубопровода South Stream ('Южный поток') на территории Сербии. South Stream, призванный доставлять газ в Европу через Черное море и Болгарию (его пропускная способность должна составить около 2,6 триллионов галлонов [9,9 млрд. кубометров] природного газа в год), вынудит Сербию поставить себя в зависимость от поставок российского топлива.

Кроме того, этот трубопровод укрепит контроль России над европейский рынком. ЕС и Соединенные Штаты, надеясь ослабить монополию Россию на европейском энергетическом рынке, планируют построить трубопровод 'Набукко', по которому каспийская нефть из Азербайджана должна будет поставляться в Европу через Болгарию, Румынию и Венгрию.

South Stream воспрепятствует этим планам и отрежет таких союзников США, как Турция и Румыния. Его северный брат — проект Nord Stream — будет проложен по дну Балтийского моря из России в Германию и позволит Москве приостанавливать поставки центрально-европейским государствам без ущерба ее западным партнерам, более важным в экономическом и политическом смысле. Два этих проекта дадут России еще больший контроль над европейским энергетическим рынком.

"Газпром" попытался оказать давление на Украину, отключив газ на три дня в начале 2006 г.; несмотря на заверения "Газпрома", объем поставок западным клиентам был снижен, что привело к неудаче попытки компании оказать политическое влияние на Киев от имени Москвы. Газовые 'потоки' позволят России проводить политику под девизом 'разделяй и властвуй': "Газпром" сможет оказывать давление на ту или иную страну, если Москва захочет повысить цену или добиться политических уступок.

Без содействия Сербии России пришлось бы обращаться к более прозападным странам — таким, как Румыния. Возможно, что без Сербии Россия не смогла бы сорвать планы строительства 'Набукко', являющегося важнейшей западной угрозой российской энергетической стратегии. Неприятие Россией независимости Косово гарантирует, что Сербия останется ключевым элементом в российских планах.

При экономическом и политическом доминировании России Европа не сможет противодействовать поддержке Кремлем авторитарных лидеров Восточной Европы и Центральной Азии и политике России по затягиванию введения международных санкций против Ирана за его ядерную программу. Строительство более безопасного, свободного мира потребует всеобъемлющего ответа.

Возможно, новые лидеры Европы смогут выработать такую позицию. Президент Франции Николя Саркози заявил в 2007 г., что Россия 'довольно грубо возвращается на мировую арену, пользуясь своими ресурсами, прежде всего, нефтью и газом'. В январе 2006 г., сразу после своей первой встречи с Путиным, канцлер Германии Ангела Меркель встретилась с лидерами российской оппозиции, призвав их участвовать в 'оживлении [политической] жизни России'. В июле британский премьер-министр Гордон Браун выдворил из Великобритании четверых российских дипломатов в связи с отказом России в выдаче Андрея Лугового, главного подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко.

Эти лидеры ЕС могут вместе с Соединенными Штатами участвовать в выработке единой политике в отношении российской энергетической экспансии, предусматривающей скорейшее создание трубопровода 'Набукко' и либерализацию торговли с российскими энергетическими компаниями. Хорошим шагом в этом направлении будет запрет для "Газпрома" на инвестирование в европейские энергораспределительные сети до тех пор, пока Россия не откроет свою внутреннюю сеть для иностранных инвестиций, к чему в сентябре призвала Европейская комиссия.

Запад должен признать, что Москва, противясь свободе Косово, руководствуется совсем не благородными мотивами, и обезвредить проекты Nord Stream и South Stream. Европа может либо смириться с мрачным будущим под российским ярмом, либо пойти по трудному, но необходимому пути.

Чарли Шромнаучный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), занимаясь исследованиями в области внешней и обороной политики.
 

Версия для печати. Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru
http://www.inosmi.ru/translation/239787.html


Комментирии запрещены.

Рекомендуем: