Категория | Геополитика

Саммит «G8» в Японии: Самурай уже точит меч

Саммит «G8» в Японии

В Японии на острове Хоккайдо 7 июлястартует очередной международный саммит «большой восьмерки», посвященный темам экологии и изменения климата, проблем развития Африки и мировой экономики. Но многие политологи предполагают, что руководство Японии, пользуясь своим особым статусом принимающей хозяйки Саммита, опять попытается поднять старую тему своих территориальных претензий к соседям, чтобы с помощью и при поддержке членов «восьмерки» (и «международного сообщества»)  укрепить свои позиции в будущем решении спора в свою пользу. Возможно, именно поэтому в качестве гостей на саммит приглашены также Китай и Южная Корея, имеющие «спорные территориальные вопросы» с хозяйкой саммита. 


Япония, надеясь прежде всего на поддержку и покровительство США, имеющих свои долгосрочные интересы в Азиатско-тихоокеанском регионе, а также военную базу в Японии, — пытается поставить под сомнение принадлежность соседям «спорных территорий», закрепленных за ними международным правом по результатам 2-ой мировой войны. Которую Япония с треском проиграла, потеряв ранее оккупированные ею земли в Южной Корее, Манчжурии, островах Курильской гряды и на Сахалине. Безусловно, Соединенные Штаты, обеспокоенные стремительным усилением своих геополитических противников в Азии, прежде всего Китая и России, — тоже стремятся усилить в этом стратегическом регионе собственное превосходство и обеспечить свою гегемонию в Евразии. И в этом своем стремлении американские стратеги хотят использовать в своих интересах существующие территориальные претензии со стороны ультраправой части японского руководства и элиты к евразийским соседям, всячески потворствуя и разжигая воинствующие настроения в Японии. Об этом говорят многие косвенные признаки, встретивших понятную обеспокоенность у руководства и политиков Китая, Южной Кореи и, конечно, России.

 

Настороженность России, Китая и Южной Кореи прежде всего вызывают все расширяющиеся попытки японских специалистов в области информационно-пропагандистских технологий использовать в пропаганде и политическом продвижений своих территориальных претензий к соседям крупные международные события и мероприятия в качестве информационных поводов для политического давления. Чтобы, пользуясь покровительством США и стран НАТО, привлекать к себе сочувствие «международного сообщества» и формировать в благоприятном для себя направлении «объективные политические условия» для будущего позитивного для себя решения в территориальных спорах с соседями.

 

В частности, в качестве такой информационной технологии политического давления используются широкие возможности картографического и издательского бизнеса Японии, как частного, так и государственного сектора. Уже давно японские картографы и издатели с политического благословения японского руководства намерено и в массовом порядке фабрикуют ложные учебники и карты, где в состав Японии включаются «спорные территории» (с точки зрения японских политиков ультраправого толка!), такие как острова Южной Кореи и КНДР, Южно-Курильские острова — Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи,- а также Южный Сахалин, острова Сенкаку, принадлежащие Китаю (причем в этом споре Китай поддерживает его враг Тайвань!). До сих пор Япония традиционно рассматривает Манчжурию, как свое незыблемое "жизненное пространство", обязательное условие ее расширения на Запад и завоевания статуса мировой супердержавы. И от этих претензий на материковый плацдарм Япония никогда не отступит. А пока она притаилась в ожидании подходящего геополитического случая для нападения, как змея в засаде.

Сфальсифицированные таким беспрецедентно циничным и наглым образом карты ввозятся на территории соседних стран и массировано распространяются там среди местных жителей, например, на Сахалине. Так осуществляется массированное информационно-пропагандистское сопровождение крайне агрессивных политических акций и территориальных амбиций воинствующего лобби ультраправого крыла японской элиты.

Тому примером является, в частности, опубликование в преддверие июльского Саммита карты японских островов на обложке официального «Путеводителя по саммиту», выпущенного известным издательством «Санкэй Симбум» и распространенного среди туристов, бизнесменов, политиков, дипломатов и местных жителей. На этой карте японский остров Хоккайдо и российские Курильские острова    Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи — окрашены одним красным цветом — как конкретные исторические японские территории.

Эти явные политические провокации японского руководства, нацеленные  на разжигание «территориальных споров» с соседями с использованием рупора и политической поддержки международного Саммита, — противоречит всем международным договоренностям и политической этике. Политологами и политическими наблюдателями подобные акции информационных атак и провокаций справедливо рассматриваются, как попытки использовать международные многосторонние дискуссионные механизмы в качестве инструментов для решения лишь исключительно своих частных интересов и двухсторонних территориальных проблем с соседями по региону. Что, безусловно, недопустимо в международных отношениях в рамках международной переговорной этики и протокола.  

Подобные провокации со стороны Японии в отношении России, Китая и Южной Кореи воспринимаются как опасные и рискованные политические эксперименты в международных делах. И такое понимание объективно объединяет Москву, Пекин и Сеул в противодействии информационной агрессии со стороны Токио и Вашингтона и в сдерживании их геополитических и территориальных амбиций.

 

Вообще, очень странно для японских дипломатов и политиков при подобном неадекватном отношении к соседям  всерьез  рассчитывать на  позитивное  и конструктивное решение существующих территориальных противоречий. Ведь существующие границы признаны всем международным сообществом и закреплены актами международного права по результатам 2-ой мировой войны. Ссылки японской дипломатии на соглашение 1956 года, где российским руководством якобы признавалось существование территориальных проблем, а также якобы даже рассматривалась возможность их решения в будущем в рамках обоюдных интересов, — не имеют под собой никакой почвы с точки зрения международного права. Ведь по сути это было лишь некое необязательное для исполнения  «соглашение о намерениях» —на возможное установление добрых соседских отношений и возможное подписание мирного договора. Которое так и не было никогда подписано.


 
Стоит вспомнить, что тогда с самого начала переговоры шли довольно успешно, а стороны шли навстречу друг другу. Хрущев даже не исключал возможности передачи южных островов Курильской гряды — Шикотан и Хабомаи — после подписания мирного договора при условии, что Япония ликвидирует на своей территории все иностранные военные базы.

Но этого «неожиданного» потепления в советско-японских отношениях Соединенные Штаты допустить уже не смогли.  В отношения Токио и Москвы вновь вмешался Джон Даллес и поставил Токио ультиматум.  Вашингтон тогда категорически заявил, что если Токио все же согласится принять советское предложение о возврате двух, а не всех четырех островов Курил, — то Америка не согласится с выводом из Японии своих войск и закрытия своей военной базы и навсегда оставят за собой оккупированный ими остров Окинава.

Москва тогда была еще в силе, возмутившись заявлением Вашингтона, а Токио не рискнула открыто противоречить стратегам Вашингтона. Переговоры были сорваны. Поэтому мирный договор так и не был подписан, а Вашингтон оставил за собой и военную базу и полностью разрушил конструктивные двухсторонние отношения между Москвой и Токио. Это был крупный просчет японской дипломатии —  и в этом были виноваты сами японские политики и руководство.  Так что теперь все претензии и притязания японского руководства не имеют под собой никакой правовой основы.

Отказ подписывать мирный договор и безоговорочные притязания Токио на все южнокурильские острова и даже Сахалин — может вызвать со стороны России лишь ответную несговорчивость и недружелюбие. Может, японскому бизнесу не стоит так безответственно напрягать отношения между странами-соседями по азиатско-тихоокеанскому региону, а стоит все же обдумать все возможности и преимущества мирного двухстороннего сотрудничества? Например, в области торговли, экологии, туризма, энергетики, добычи сырья и ее переработки, наконец, в сфере научно-технического сотрудничества. Ведь пока что все агрессивные пропагандистские нападки на соседей приносят Токио вместе с взаимной неприязнью и раздражением лишь падение интереса к экономическому сотрудничеству, а японскому бизнесу  — убытки и падение конкурентоспособности среди других геополитических «игроков» в регионе.

Ведь все программы между Россией и Японией в сфере экономического, культурного и научно-технического сотрудничества могут быть свернуты в случае окончательного отказа от конструктивного диалога. И кто от этого выиграет?! Во всяком случае, не Япония и не Россия. По общим оценкам политологов, как России, так и Японии  в нарастании и углублении конфликта наиболее заинтересованы Соединенные Штаты. Именно они окажутся в максимальном выигрыше, получат максимальные геополитические преференции и преимущества в этой глобальной геостратегической борьбе за ресурсы, экономическую и политическую гегемонию.

Почему же японское руководство, несмотря на свои столь явные политические и экономические потери ( но столь же очевидную выгоду США), целенаправленно и с нарастающей агрессивностью идет на обострение отношений с соседями по региону, игнорируя призывы к прагматизму и конструктивному диалогу? Ответ очевиден. Япония идет в фарватере американской геополитики и является просто куклой в руках американского кукловода.

Это подтверждает и самый известный американский политолог Збигнев Бжезинский в своей знаменитой книге «Великая шахматная доска»: «…Япония, очевидно, обладает потенциалом политической державы первого класса. Тем не менее, она его не использует…предпочитая вместо этого действовать под протекцией Америки… Такая сдержанная политическая позиция Японии позволяет Соединенным Штатам играть центральную роль по обеспечению безопасности на Дальнем Востоке. Таким образом, Япония не является геостратегическим действующим лицом…» (гл.2, пп.2 «Геостратегические действующие лица и геополитические центры»).

Американский политолог не раз обращается к теме места Японии на геополитической сцене мира: « Двухсторонние политические и военные связи с Японией привязывают самую мощную азиатскую экономику к Соединенным Штатам, причем Япония остается (по крайней мере, в настоящее время) в сущности американским протекторатом» (гл.1, пп.3 «Американская глобальная система»).

 Збигнев Бжезинский, прямо и откровенноговоря об американских интересах и геостратегии США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, подчеркивает, что в дальнесрочных политических интересах США – не допустить каких-либо политических союзов между Россией и Китаем, Китаем и Японией, Китаем и Южной Кореей. Поскольку любой такой союз ставит под сомнение гегемонию США в этом регионе и пребывание военных баз США в Японии и Южной Кореи. Нельзя также допустить объединения КНДР с Южной Кореей, так как такое объединение возможно лишь при условии вывода военной базы США с территории Южной Кореи (это требование КНДР и Китая).

В своей книге З.Бжезинский констатирует: «Сохранение американского присутствия в Южной Корее становится особенно важным. Трудно представить себе, что без него американско-японское соглашение в оборонной области будет существовать в нынешней форме, поскольку Япония вынуждена будет стать более независимой в военном плане. Однако любое движение в сторону корейского воссоединения, вероятно, разрушит основу для продолжения американского военного присутствия в Южной Корее. Воссоединенная Корея может счесть необходимым отказаться от американской военной защиты; это фактически может стать ценой, которую потребует Китай за то, что он всем своим авторитетом поддерживает объединение полуострова» (гл.2,пп.4 «Важный выбор и потенциальные проблемы»).

Политический истеблишмент Соединенных Штатов проповедует старую политическую заповедь: «разделяй и властвуй». Именно поэтому нужно вбить клинья вражды и непреодолимых противоречий между главными геополитическими игроками этого региона. Вот почему США охотно и с радостью потирая руки потворствует разжиганию территориальных аппетитов ультраправого клана японской элиты, подбрасывает дровишки в огонь японского национализма, направляя энергию самураев против соседних стран. Все это происходит абсолютно в рамках американской геополитической доктрины сохранения своей гегемонии во всем мире, в том числе в этом стратегически весьма важном для США Азиатско-Тихоокеанском регионе.
 

З.Бжезинский в своей книге честно и откровенно раскрывает основной смысл американской геостратегии: « Для Соединенных Штатов евразийская геостратегия включает целенаправленное руководство динамичными с геостратегической точки зрения государствами и осторожное обращение с государствами-катализаторами в геополитическом плане…три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранения их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения варваров» (гл 2, пп.1 «Геополитика и геостратегия»).

Это и есть ответ самого знаменитого американского политолога Збигнева Бжезинского  о действительных причинах и замаскированных потаенных  целях столь активного участия США во внутренних разборках стран Азиатско-Тихоокеанского региона.


Впрочем, Саммит «большой восьмерки» уже стартует, осталось недолго ждать итогов этого Саммита и ответов на вопрос, есть ли перспективы дальнейшего развития двухсторонних отношений и сотрудничества стран-соседей в этом взрывоопасном и ключевом регионе мира. Или, наоборот, Азиатско-тихоокеанский регион ждет нарастание противоречий, конфликтов и потенциальная опасность открытого военного противостояния со всеми вытекающими отсюда катастрофическими для мира последствиями.

Аналитический отдел СибЦентр.инфо   



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: