Защитники прав человека или «агенты глобализма»? Часть 2

Кого защищают, а кого нет российские
правозащитники?

 

Памяти
Александра Сергеевича Панарина

Эти строки пишутся в те дни, когда в Лондоне проходит процесс над бывшим чеченским полевым командиром Ахмедом Закаевым, обвиняемым в преступлениях, совершенных им в ходе двух Чеченских войн. В качестве свидетелей защиты на процесс из Москвы прибыли правозащитники, члены Государственной Думы С.А. Ковалев и Ю.А. Рыбаков и член правозащитного общества «Мемориал» А.М. Черкасов.

Оставим в стороне юридическую сторону дела: виновен или нет в предъявляемых ему обвинениях Закаев. Oбратим внимание читателя на следующее обстоятельство: российские правозащитники с самого начала процесса заняли сторону одного из руководителей чеченского военно-криминального режима, в течение 10 лет находившегося в открытой конфронтации с Российским государством. Такой выбор не случаен: практически в любом конфликте, в котором «замешано» российское государство, российские правозащитники занимают сторону противника — будь то руководство бандитской Ичкерии или обвиняемые в шпионаже ученые и журналисты — граждане Российской Федерации. Даже в захвате чеченскими террористами здания театра на Дубровке российские правозащитники узрели вину российских властей, причем не меньшую (а некоторые — Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинек, Л.А. Пономарев, А.Ю. Блинушов, Е.Н. Санникова, Н.Храмов — даже большую), чем вину террористов.

В то же время в отношении так называемых «демократических» государств, в первую очередь США и Израиля, установка правозащитников абсолютно противоположная: вину за теракты они полностью возлагают на мусульманскую сторону. Причем обоснования терроризма они находят в самом исламе, в Коране и его сурах (С.А. Ковалев). Тех же, кто критикует действия Израиля на оккупированных им территориях Палестины, правозащитники обвиняют в поддержке терроризма и в… антисемитизме. Вот образец: «…европейские митинги — это ужасно. И это уже даже не антивоенные выступления, и никак не в защиту мирного населения палестинского, а это— поддержка террора… это просто антисемитская кампания» (Из интервью Е.Г. Боннер радиостанции «Немецкая волна»).

А вот что говорит об агрессии США в Ираке правозащитник С.А. Ковалев, обычно занимающий «умеренную» позицию: «Это такая ситуация, когда, с одной стороны, безнравственно (и очень опасно, кстати) терпеть, как в том или ином районе земного шара страдают люди, а с другой стороны, трудно смириться с тем, что что-то предпринимается только какой-нибудь одной страной, или небольшой группой стран, или даже пусть большой группой стран в нарушение существующего международного порядка». И дальше: «Не было (у американцев. — О.П.) только одного — оснований для того, чтобы спокойно взирать на безобразия Саддама Хусейна» («Новое время». 2003. № 18–19). Обратите внимание — ни слова об агрессии США. Просто — «что-то предпринимается… в нарушение международного порядка». Да к тому же «вынужденно», поскольку США не могли «спокойно взирать на безобразия…» Можете себе представить, каков был бы язык и тон у того же С.А. Ковалева, если бы не США, а Россия совершила нападение на Ирак, а затем и оккупировала его!

Более радикальные (и менее «дипломатичные») российские правозащитники выражаются определеннее. В.И. Новодворская предлагает буквально следующее: «Назначить Соединенные Штаты главой правозащитного сообщества, как бы членом коллектива Хельсинкской группы, а всем правозащитникам готовить для них материал: какие нарушения прав человека на Кубе, в Северной Корее, в Иране. А они будут выбирать, с кого начать в следующий раз» («Новое время». 2003. № 18–19). Новодворская просто озвучила то, что уже и так давно происходит: либеральный истэблишмент США «устами» американской правозащитной организации «Human Rights Watch» решает, кого судить, а кого миловать, а российские правозащитники поставляют им необходимые материалы — о войне в Чечне или о «зажиме» правительством РФ российских средств массовой информации.

Правозащитники Е.Г. Боннер и В.К. Буковский идут еще дальше — они публично призывают президента США объявить Россию террористическим государством, которое «ничем не лучше, чем режим Саддама Хусейна». («Открытое письмо Президенту США Дж. Бушу», www.frontpagemag. com). Какие выводы должен сделать Буш из этого письма, разъяснять не требуется — Югославию и Ирак американцы уже отбомбили и оккупировали. На очереди Иран, Сирия, далее везде, включая Россию.

В Греции задержан бывший олигарх и миллиардер В.А. Гусинский, обвиняемый российской прокуратурой в «незаконном присвоении 250 млн долларов США». Ну скажите, разве имеет воровство в «особо крупных размерах» какое-либо отношение к защите прав человека? Оказывается, имеет, если обвиняемый «внес значительный вклад в укрепление демократических процессов в России… и обеспечивал реальный доступ сторонникам демократических ценностей к многомиллионной аудитории». Нет, это не выдержки из письма руководства Всемирного еврейского конгресса, членом которого Гусинский когда-то состоял. Это — из обращения к греческим властям группы российских правозащитников: Л.М. Алексеевой, А.В. Бабушкина, Л.А. Пономарева, С.А. Ганнушкиной, С.А. Ковалева. Л.С. Левинсона, Г.П. Якунина, А.Ю. Блинушова, Ю.В. Самодурова, Э.И. Черного, Е.Г. Боннер (www.hro.org).

Вот так понимают правосудие руководители ведущих российских правозащитных организаций! Они ведь не оспаривают существо обвинений против Гусинского, не заверяют греческие власти в его полной невиновности. Отнюдь! Они просто просят не выдавать «нашего», тем более что в России, дескать, «практикуются пытки и истязания» (там же).

Откровенные враги российской государственности, выступающие под флагом правозащиты, как, например, А.П. Подрабинек, советуют международным финансовым организациям держать Россию на голодном пайке, пока та не «интегрируется в общемировой порядок», и высказывают пожелание, чтобы Россия оставалась «в экономическом отношении слабой, а в военном — немощной» (А.П. Подрабинек. «Опасность сильной России», www.forum.msk.ru).

То, что статьи, заявления и высказывания Е.Г. Боннер, А.П. Подрабинека, В.И. Новодворской мало имеют общего с защитой прав человека, вряд ли вызовет возражения. Зато возникают вопросы к «правозащитному» сайту www.hro.org, не только предоставляющему свои «страницы» А.П. Подрабинеку и Е.Г. Боннер, но и публикующему панегирик Е.Г. Боннер и призывающему по ней «сверять свои жизненные часы».

…Откуда у российских правозащитников такая ненависть к российскому государству, к своему Отечеству? Или Россия — уже не Родина для них, а всего лишь страна «вынужденного» проживания? А может, действительно справедливы обвинения в адрес российских правозащитников, что главный смысл их деятельности— это создание в стране инфраструктуры и атмосферы, благоприятных для проведения успешной идеологической и психологической войны, которую вот уже более 50 лет ведут против нашей страны Соединенные Штаты Америки? Ведь не случайно так много «сил и сердца» (и разумеется, средств, предоставляемых им «западными» фондами) уделяют правозащитники созданию разветвленной сети школ и центров, консультирующих молодых людей на предмет избежания призыва в армию. Вот эпиграф к одной из подобных публикаций: «Если служба в армии — это долг Родине, то когда я успел столько задолжать?» (Иван Самарин. «Не ходи, студент, в армию гулять!» — www.hro.org.)

В ходе гражданской войны 1992–1993 годов более 75% русского населения Таджикистана (280 тыс. человек) были «выдавлены» из мест своего проживания и оказались в России на положении беженцев. Но ни одной строчки не уделили правозащитные организации и их веб-сайты «этническим чисткам» русского населения в Таджикистане.

Правящие режимы в Латвии и Эстонии установили в своих республиках режим апартеида для «некоренного» населения, то бишь для русских. Московские же правозащитные организации прекрасно знали об этом, но категорически не желали заниматься правами бывших «колонизаторов» в бывших республиках советской «коммунистической империи», как до сих пор называют Советский Союз российские правозащитники.   

На протяжении нескольких лет военно-криминальный режим Дудаева-Масхадова уничтожал русское население, изгонял его из Чечни. Но ни один российской правозащитник, ни одна российская правозащитная организация — от «Мемориала» до Московской хельсинкской группы — не подняла голос в защиту прав русских Чечни на жизнь, на кров, на защиту от бандитского беспредела чеченских сепаратистов.

Просмотрев доступную мне правозащитную периодику за последние несколько лет, я обнаружил, что в ней вообще отсутствует такая проблема, как нарушение прав русских как культурно-этнической группы — как в Российской Федерации, так и в бывших союзных республиках. В чем здесь дело? Или российские правозащитники действительно русофобы, как утверждают некоторые их критики?

В настоящей статье сделана попытка показать, что антироссийские и прозападные установки нынешних российских правозащитников имеют свои истоки в правозащитном движении времен брежневской эпохи. В статье также пойдет речь об идеологии либерализма — этой мировоззренческой базы не только правозащитного движения, но и российской «прозападной» интеллигенции, а также части делового сословия, в первую очередь — «новорусской» компрадорской буржуазии.

Статья эта — не «выбранные страницы» из истории правозащитного движения СССР и России и тем более не жизнеописание правозащитников, рассказывающее об их самоотверженности и мужестве. Для автора статьи правозащитное движение — это не только объект исследования, но и часть его прошлой жизни, в которой он разделял многие идеи и иллюзии либерализма, этого, по словам философа А.С. Панарина, «опиума интеллигенции» (Панарин А.С. Север — Юг: сценарии обозримого будущего// Наш cовременник. 2003. № 5).


«Старики» и «молодежь»
Современных российских правозащитников можно разделить на две неравные группы: меньшая группа— правозащитники старшего поколения («старая гвардия»), и бóльшая группа — «молодежь», пришедшая в движение после перестройки. «Старая гвардия» сформировалась в 60–70-х годах и была частью движения инакомыслия, возникшего в Советском Союзе на волне «оттепели» и хрущевских разоблачений «сталинизма». И хотя в правозащитном движении «стариков» осталось немного, именно они определили и продолжают определять философию и практику нынешнего правозащитного движения в России. «Старики» в основном живут в Москве, где сосредоточены ведущие российские правозащитные организации, такие, как Международное общество «Мемориал» (С.А. Ковалев, А.Ю. Даниэль, А.Б. Рогинский, О.П. Орлов), Московская хельсинкская группа (Л.М. Алексеева), «Право ребенка» (Б.Л. Альтшулер), Фонд в защиту гласности (А.К. Симонов), Движение за права человека (Л.А. Пономарев), Центр содействия реформе уголовного правосудия (В.Ф. Абрамкин), Комитет солдатских матерей (В.Д. Мельникова), Группа изучения правозащитного движения (А.О. Смирнов), Общественный фонд «Гласность» (С.И. Григорьянц), правозащитное агентство «Прима» (А.П. Подрабинек), Форум переселенческих организаций (Л.И. Графова), комитет «За гражданские права» (А.В. Бабушкин), Международное бюро по правам человека (А.М. Брод).

«Молодежь» пришла в правозащитное движение на рубеже 80–90-х годов прошлого века и образует костяк и основную «массу» правозащитных организаций, созданных практически в каждом областном городе и в каждой столице автономной республики. Общее количество правозащитников мне неизвестно, думается, несколько тысяч человек. Именно «молодежь» занимается практической правозащитной деятельностью, спектр которой простирается от помощи (юридической и материальной) семьям солдат, погибших от «дедовщины», несчастных случаев, — до предоставления международным организациям материалов по состоянию дел с правами человека в Чечне и «проявлений антисемитизма» в России.

Среди известных автору по публикациям и по правозащитной деятельности «молодых» правозащитников — С.M. Шимоволос (Нижний Новгород), Ю.В. Самодуров (Москва), Б.П. Пустынцев (Санкт-Петербург), К.Х. Каландаров (Москва), А.Д. Никитин (Саратов), А.Ю. Блинушов (Рязань), Г.В. Эделев (Екатеринбург), С.А. Смирнов (Москва), И.В. Аверкиев (Пермь), В.В. Постников (Тюмень), Н. Иванова (Москва), И.В. Сажин (Сыктывкар), И.А.Куклина (Санкт-Петербург), А.М. Черкасов (Москва), Г.Г. Чернявский (Апатиты), С.В. Вальков (Иваново), Л.С. Левинсон (Москва), А. Ищенко (Абакан), И. Самарин (Архангельск), В.М. Марченко (Москва), В.В. Ракович (станица Ленинградская, Краснодарский край), В. М. Ферапошкин (Сасово, Рязанская обл.), С. Чугунов (Москва), А. Ливчак (Екатеринбург), В.Д. Гуслянников (Саранск), Ю.И. Вдовин (Санкт-Петербург), Т. Локшина (Москва), А.А. Каюмов (Нижний Новгород), А. Соколов (Москва).

Как можно видеть из приведенного обширного списка, защитой прав человека занимаются не только в столицах и крупных городах, но и в маленьких городках и даже станицах. Благодаря созданной (в основном на гранты западных фондов, о чем ниже) электронной связи правозащитники оперативно проводят «электронные конференции», на которых они «согласовывают» и координируют свои совместные акции. Поэтому сегодня можно уверенно говорить о «правозащитной сети», покрывающей всю территорию России.



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: