Категория | Политика

Исчезают люди, убегают деньги

Исчезают люди, убегают деньги

Национальные особенности российской демократии
       
       
Президент Путин, как известно из его публичных выступлений, предан идеалам демократии. В то же время — как тоже известно из его выступлений — в каждой стране должна быть своя, национальная демократия. С национальными особенностями. В США своя, в Англии своя и в России своя.
       Трудно понять, как далеко простираются национальные особенности разных демократий. Национальные особенности узбекской демократии, как выяснилось, предусматривают резню в Андижане. Можно заметить, что национальные особенности российской демократии, по президенту Путину, не предусматривают выборных губернаторов и независимых телеканалов. А предусматривают вертикаль власти и укрепление государства.
       В этом смысле поучительно проанализировать деятельность президента Путина не с точки зрения укрепления общелиберальных ценностей, а с точки зрения тех самых приоритетов, которые он провозглашает. Приоритетов сильного и здорового государства.
       
       1. Целостность государства
       Политика президента Путина поставила Россию на грань распада. Когда президент пришел к власти, у нас была национальная война в Чечне. Теперь она превратилась в религиозную войну по всему Кавказу.
       Может быть, дело в арабских эмиссарах и агентах ЦРУ?
       Но вот беда. Когда в Ингушетии был Руслан Аушев, большинство ингушей поддерживали даже вторую чеченскую войну, потому что чеченская независимость вкупе с воровством братьев-ингушей и перерезанными глотками солдат, демонстрируемых по телевизору в прайм-тайм, не вдохновляла. Теперь ингушей воруют не чеченцы, а федералы, без всякого протеста со стороны президента Зязикова. И когда боевики семь с половиной часов «мочили» милицию на улицах Назрани, население, свесившись сверху, давало им советы. В Карачаево-Черкесии семья президента Батдыева делила собственность и доделилась до убийства. Родственники убитых вышли протестовать на площадь — и теперь их судят за организацию беспорядков. В следующий раз они будут не просить, а стрелять.
       Президент Зязиков — не агент ЦРУ, а президент Батдыев — не эмиссар Саудовской Аравии. Оба они — верные слуги Кремля. Кремля, который между человеком, способным управлять республикой (но с трудом управляемым из Кремля), и человеком, способным управляться из Кремля (но ничем не управляющим), выбирает последнего.
       В сложившейся на Кавказе ситуации любой протест против местного коррумпированного царька приравнивается к бунту против Москвы и «давлению толпы». Дружественную России оппозицию загоняют в угол: шансы на победу получают религиозные экстремисты.
       Отменив выборы, президент Путин ликвидировал механизм легитимной смены власти на Кавказе. Потому что это в Ивановскую область можно назначить губернатора. А как назначить главу Республики Дагестан? Кого назначить? Слабого человека? Так продолжат хлестаться из автоматов. Назначить человека, у которого самого куча автоматчиков? Тогда все остальные с кучей автоматчиков выйдут на площадь с резонным вопросом: а почему его, а не меня?
       
       2. Укрепление экономики
       У сильного государства должна быть сильная экономика. В России при невиданном росте цен на нефть наблюдается обратное. За прошлый год из страны убежали 33 млрд долл. — больше, чем в предкризисном 1997-м. За первый квартал 2005 года убежали 19 млрд долл.
       На рынке недвижимости в Москве наметилась интересная тенденция: начинается сброс вторичной офисной недвижимости. То есть те люди, которые раньше выводили деньги, теперь продают офисы.
       Зато русское население Лондона увеличилось на порядок и русские стали считаться в мире главными покупателями крупных бриллиантов.
       Это странные последствия для страны, в которой повышают собираемость налогов и укрепляют государственность, но вполне естественные для страны, в которой власти рэкетируют и делят бизнесменов.
       
       3. Внешняя политика
       Наша внешняя политика по форме напоминает советскую, но по сути каждый наш внешнеполитический шаг продиктован коммерческим интересом; причем, как правило, это интерес мелкий и грязный. Почему мы не укрепляем границу с нашим стратегическим противником Китаем, но сторожим таджико-афганскую? Потому что через таджико-афганскую границу идет чудовищный наркотрафик.
       Или: мы помогаем Ирану строить Бушерскую АЭС. Это мы по геополитическим соображениям помогаем исламским фундаменталистам или потому, что Газпромбанк купил у Кахи Бендукидзе компанию «Атомстройэкспорт», которая занимается этим строительством, и владельцам «Атомстройэкспорта» интересно работать со страной, где сделки темны, а власти понятливы?
       
       4. Информированность власти
       Я обещала не поминать демократические ценности — и не буду. Я не о свободе слова, то есть праве граждан знать, что происходит в стране. Я об обязанности власти знать, что происходит.
       Первой жертвой отсутствия объективной информации является не народ, а сама власть. Она начинает черпать сведения из программы «Вести» и из аналитических записок приближенных. Программа «Вести» рассказывает о митингах в поддержку монетизации льгот и всеобщем обожании президента Путина. Аналитические записки рассказывают о том, как ЦРУ сделало революцию на Украине, и об очередном покушении на всенародно любимого президента, организованном изгнанными бизнесменами и предотвращенном только благодаря проницательности его приближенных. Президент и его окружение начинают жить в удивительном мире: мире, который состоит из обожающего его народа и покушающихся на него врагов.
       Нам говорят, что у российской демократии — свои национальные особенности. Предусматривают ли национальные особенности российской демократии развал страны, кризис в экономике, обналичивание государственных денег на иностранных выборах (с проигрышем последних) и стрельбу по собственным детям из «шмелей» в Беслане?
       Или это не особенности национальной демократии, а пороки конкретной власти?
       
       Юлия ЛАТЫНИНА
      Источник: Новая газета, 
20.06.2005



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: