Категория | Культура и наука

«Реформатор» Кудрин — это синоним русского упадка и мора

Американцы назвали министра финансов России Кудрина  "лучшим министром финансов", как немцы времен сдачи ГДР называли Горбачева "лучшим немцем". Кудрин противодействует важнейшему шагу для будущего России: переходу к продаже углеводородов за рубли, созданию "газового ОПЕК" и превращению рубля в мировую резервную валюту. Кудрин выстроил такую финансовую систему, при которой русские деньги питают экономику злейшего геополитического врага России, и очередной миллиардный транш, уходящий в Америку, спонсирует перевооружение Грузии, расширение НАТО на Восток. Стараниями Кудрина денежная система России напоминает труп с высосанной кровью. Коллективный американский «пахан», похоже, уже давно назначил Кудрина — временным «смотрящим» над Россией. Чтобы доить во славу Америки…

 

ГЛАВНАЧПУП$

 

В разгар южно-осетинского конфликта вице-премьер и министр финансов РФ Алексей Леонидович Кудрин тоже сражался, как герой. Только совершал он свои подвиги не против танков Саакашвили и даже не против грузинской национальной валюты лари.

     Кудрин сражался совсем на другом фронте. На фронте налоговом, на фронте пенсионном, а заодно, как всегда, управлял финансовыми потоками внутри страны. И на фоне этих потоков вывод иностранными инвесторами за первые дни конфликта 8 млрд. долл., сокращение золотовалютных запасов страны на 16 млрд. долл., снижение обменного курса рубля на 4% и падение российского фондового рынка чуть ли не на 10%, говоря словами Алексея Леонидовича, не оказывают "никакого влияния на макроэкономические показатели России".

     Абсолютно верно: участники отечественного фондового рынка — это биржевой планктон, который совершенно не решает судьбу системообразующих российских компаний; а обменный курс доллара полностью контролируется Центральным банком РФ. Не говоря уже о том, что подавляющее большинство так называемых "иностранных инвесторов", оперирующих на нашем фондовом рынке — это оффшорные филиалы российских же корпораций, а 420 млрд. рублей, переведенных недавно Минфином на пополнение Резервного фонда до нормативных 10% от ВВП, — подозрительно хорошо соответствуют сумме сокращения золотовалютных резервов России.

     То есть всё под контролем, никаких поводов для беспокойства нет, а на облигациях американских ипотечных компаний "Fannie Mae" и "Freddie Mac", несмотря на кризис, Минфин ничего не потерял, и даже заработал целых 74 млн. долл. Правда, проходила официальная информация, что наши вложения в эти сверхдоходные структуры сократились вполовину, со 100 до 50 млрд. долл., но что было тому причиной — не разъяснялось. Понимай, как хочешь: то ли продали по текущим ценам, то ли стоимость их ценных бумаг, принадлежащих России, снизилась вдвое… Так что: заработали копейку, потеряли сто рублей? Нет ответа…

     Верный признак безупречного благополучия в любой государственной отрасли — стремление её руководства к реформам и проектам, масштабы и сроки которых явно выходят за рамки их полномочий и компетенции. Помните, у Горбачева: Продовольственная программа, программа развития машиностроения, программа "Жилье-2000"?.. Виртуозный же в этом отношении был руководитель! При нем Алексей Леонидович, как известно, дорос до должности заместителя председателя комитета по экономической реформе Ленгорисполкома.

     То есть стаж по экономическим реформам у него точно такой же, как у Чубайса, — Анатолий Борисович в том же 1990 году стал заместителем председателя Ленгорисполкома. И, конечно, в плане непосредственного влияния на нынешнего министра финансов РФ Чубайс Горбачёву, безусловно, даст сто очков форы. В коробке из-под ксерокса. Но кое-чему Алексей Леонидович и у Михаила Сергеевича научился.

     Это стало ясно после обнародования проекта финансового плана до 2023 года. Тут даже субординация не была соблюдена: президент с премьер-министром только до 2020 года всё планируют, а министр финансов, понимаешь, на целых три года дальше смотрит…

     Данный документ замечателен еще и тем, что он де-факто ставит большой жирный крест на заявленных президентом и правительством планах улучшения демографической ситуации в стране: минфиновская "команда Кудрина" исходит из того, что ни роста рождаемости, ни снижения смертности в нашей стране на ближайшие 15 лет не предвидится.

     Предвидится совсем другое. Например, дополнительное налогообложение всех работающих граждан России, родившихся позже 1967 года. Они будут платить не 13% подоходного налога, а на 3% больше. Спрашивается, а как же та самая "священная корова"-плоская шкала, которую так яро отстаивал Алексей Леонидович: мол, чтобы все россияне, от школьной уборщицы до олигарха, платили одинаковую долю своих доходов государству? Чтобы, не дай Бог, олигарх не платил больше? Сами понимаете, у кого суп жидкий, у кого жемчуг мелкий… Мы были против "уравниловки", зато за равноправие… Теперь, оказывается, этот принцип вовсе не абсолютен, его можно и забыть — ради того, чтобы пополнить бюджет Пенсионного фонда РФ, в своё время изрядно покуроченный ближайшим единомышленником Кудрина Михаилом Юрьевичем Зурабовым, и не возвращаться, понимаешь ли, от страхового принципа его формирования к бюджетному. Чтобы государство в лице своих министров и прочих чиновников — наёмных "слуг народа" — ничего не было этому самому народу должно. Вообще. В принципе.

     То есть прогрессивная шкала подоходного дохода возвращается — но в зависимости уже не от имущественного, как это принято во всех развитых странах мира, а от возрастного ценза… Не знаю даже, как и назвать поприличнее подобные министерские маневры. А главное — нет ли в них какой-то укрытой от посторонних глаз личной или корпоративной заинтересованности?

     Впрочем, Пенсионный фонд и подоходный налог — это, конечно, мелочь по сравнению со Стабилизационным, за историю создания и использования которого американские финансисты и политики давно должны отлить статую Алексея Леонидовича из чистого золота в натуральную величину. Уже десятки, если не сотни, раз писалось, что модель "currency board", приведшая к полному краху аргентинской экономики в конце 2001 года, — куда более щадяща, чем модель Стабфонда: она хотя бы позволяет государству располагать всеми своими экспортными доходами, в то время как стабфондовская "цена отсечения" сокращает их реальную величину в 2-3 раза — остальное сразу поступает в американские банки…

     Зато кудринское сражение против снижения НДС с 18% до 12% — вовсе не мелочь, это вещь вполне конгениальная и соразмерная "операции "Стабфонд". Уж чем только ни грозил глава Минфина государству и обществу в связи с намерением снизить НДС?! Какие только казни египетские ни предрекал?! Дескать, и доходная часть бюджета сократится так, что государству нечем будет платить "бюджетникам" c прочими социально уязвимыми группами населения, так что налоги придется повышать до заоблачных высот (налог на прибыль — до 31%, налог на доходы физических лиц — до 19,5%, единый социальный налог — до 34-36%), и "сэкономленные" на снижении НДС средства не будут инвестироваться в развитие производства, зато увеличат вывозимую из страны прибыль российского бизнеса (тут даже не знаешь, что и сказать: Кудрин топит потенциальных конкурентов, что ли? — О.Щ.), и… В общем, вспоминая слова Путина, сказанные немного по другому поводу, "начал кашлять, хрипеть, скрипеть…"

     Спрашивается, что ему Гекуба, что он Гекубе? Но суть дела заключается как раз в том, что НДС — мощнейший тормоз для развития как раз высокотехнологичных отраслей промышленности с высокой добавленной стоимостью. И чем он выше — тем меньше эффективность инновационных, венчурных секторов экономики. По этому поводу очень справедливо высказался Сергей Чемезов, отметивший, что вопрос снижения НДС сегодня — не столько вопрос экономический, сколько вопрос сохранения независимости и суверенитета России. А о "выпадающих доходах бюджета" говорить сегодня, когда его неизрасходованные излишки только за семь месяцев текущего года превысили 1 трлн. рублей, министру финансов просто неприлично.

     Впрочем, Кудрин — не просто министр финансов. Американцы назвали его "лучшим министром финансов", как немцы времен сдачи ГДР называли Горбачева "лучшим немцем". У Маяковского в пьесе "Клоп" был выведен такой колоритный персонаж — главначпупс, главный начальник по управлению согласованиями, товарищ Победоносиков. А Кудрин у нас — главный начальник по управлению долларами (их, а не нашими долларами), Главначпуп$.

 Олег Щукин НОВОЕ РУССКОЕ ВРЕМЯ

Победоносная война в Осетии явилась для России "Благой вестью", нация испытала потрясение, после которого уже ничто в стране не останется прежним. Мы нечаянно вступили в Новое Русское время вопреки логике истории, назло предсказаниям аналитиков, во многом против нашей воли свершилось то, что преобразит наши личные судьбы и дух всей нации. Победа под Цхинвалом сдетонировала подрыв лавины, которая либо сметет нас, неподготовленных и сонных, с лица Евразии, либо сделает нас, пробудившихся, сильнее.

     Вклинившись в защиту Южной Осетии и Абхазии, Россия волей-неволей вынуждена будет идти до конца и заниматься Севастополем, Донецком, Тирасполем, Павлодаром, Нарвой… Это уже не вопрос престижа или амбиций, но дело выживания страны. Застопорить экспансию — значит обречь себя на новую, куда более кровопролитную войну, на откол территорий, на моральную деградацию в войсках и в обществе. Вернуть себя в имперский контекст — значит переосмыслить всю идеологическую матрицу постсоветской России, провести "культурную революцию" в умах общества, стать другой страной.

     Пойдя на вражду с Западом, Россия ввязалась в новую "холодную войну". Вернуться в предвоенное состояние уже не получится. Значит, надо воевать на победу. Для этого выстроенная в России система по вхождению в западную цивилизацию должна быть радикально пересмотрена, ее цели, приоритеты и методики заменены на адекватные, ее элита приведена в соответствие с культурой и ценностями "холодной войны". Либо через двадцать лет воевать друг с другом будут уже Московское царство, Казанское ханство и Сибирский каганат.

     После войны не может оставаться прежней и людоедская система социальных отношений в стране. Нынче она заточена под то, чтобы к следующему веку от России в мире остались лишь квартал "Little Russia" в Лондоне да "Новая Рублевка" под Куршавелем, где удачливый европеец сможет услышать от холопов-долгожителей звук мертвой русской речи. Холопы будут горевать о барине, придушенном когда-то в камере Гаагского трибунала.

     Война в Осетии за шкирку вбросила Россию в XXI век. Времени на сомнения не осталось, назад повернуть невозможно. Действием или противодействием мы уже творим свое будущее. Действовать означает приступать к немедленной модернизации страны в политике, экономике, социальности, государственной философии. Противодействовать — значит быть Кудриным.

     Кудрин — это синоним русского упадка, мора, прозябания. В худосочные времена дефолтов и даровых углеводородов вверять Кудрину денежную систему России было глупостью. В эпоху нефтяных дождей и мирового финансового кризиса присутствие американского баскака в кабинете министров это преступление. В условиях модернизационного рывка и переформатирования государственной машины Кудрин как распорядитель всех русских богатств — это уже катастрофа.

     Стараниями Кудрина денежная система России напоминает труп с высосанной кровью. Каждый лишний рубль, заработанный на углеводородах, вымывается за рубеж, якобы из опасения инфляции, и русские предприятия, страдая от нехватки оборотных средств, бегут за дорогими кредитами на Запад.

     Кудрин выстроил такую финансовую систему, при которой русские деньги питают экономику злейшего геополитического врага России, и очередной миллиардный транш, уходящий в Америку, спонсирует перевооружение Грузии, расширение НАТО на Восток и строительство системы штатовской ПРО под Псковом.

     Кудрин противодействует важнейшему шагу для будущего России: переходу к продаже углеводородов за рубли, созданию "газового ОПЕК" и превращению рубля в мировую резервную валюту.

     Каждый новый день Кудрина на посту министра финансов это новый натовский корабль в Черном море, еще одна полумиллиардная вилла для олигарха, очередной взлет цен на бензин и газ. При Кудрине русское Развитие невозможно.

     Вторжение грузин в Осетию вырвало российское общество из суеты и смрада; ответный ввод наших танков протрезвил нас и заставил отбросить все наносное, кагор победы коснулся наших губ, и мы, причастившись, стали другими. Сегодня вся боль и отчаяние народа, все его долгое нетерпение горькой жизнью, его мольбы к небу и стоны в ночи превращаются в один громогласный вопрос: "Где русское Развитие?" Вопрос сменяется гневом и проклятием: "Уберите Кудрина, не то мы уберём всех вас!"

     К модернизации, как и к войне, нельзя быть вполне готовым. На неё вечно не хватает денег, времени, кадров. Но стоит только начать, и преображение затронет множество сфер, побежит по неведомым руслам, полнокровно растечется по всем жилам государства.

     Выяснилось, что для следующей военной операции Российской армии нужны танки с новыми прицельными комплексами. Значит, нужно возрождать КБ в Нижнем Тагиле, которое их разрабатывало. Ему для работы понадобятся новые прецизионные станки для этого должен быть поднят инструментальный завод в Екатеринбурге, их производивший, и дюжина смежных производств от Питера до Иркутска. Под заводские кадры придется открыть новые кафедры в десятке вузов Урала и Поволжья. Чтобы выпускники школ шли в инженеры, а не в визажисты или трейдеры, потребуется государственная апелляция к ним с экранов ТВ, и Швыдкой с "Аншлагом" будут выметены вон из московского Останкино. Их места займут русские передачи, от просмотра которых юный скинхед из Смоленска оттает сердцем, а отчаявшаяся хабаровская старушка вынет голову из петли. Смолянин не попадет в тюрьму и не сгинет от кавказской заточки, но пойдет в ученые, напишет гениальную книгу или станет Олимпийским чемпионом, радуя миллионы соотечественников. А хабаровчанка от душевного подъема возьмется нянчить всё новых и новых внуков, и русское население Дальнего Востока станет прибывать, а не сокращаться.

     Так, одновременно и дружно, и происходит Развитие. Нужно лишь начать и понесется. Первым шагом пусть станет увольнение Кудрина. В Госдепе США как раз освободилась должность кладовщика: кандидат должен уметь считать до ста и быть патриотом Америки.

 

Денис Тукмаков

 

Источник: «Завтра» от 3.09.08г.


 
Об осложнении инвестиционной ситуации в России
08 сентября 2008г.

Инвестиционную ситуацию в России можно охарактеризовать формулой: «Нефтедолларов много, а капитала мало!». Едва ли не основная проблема нашего Минфина — куда же девать прущие от цен на энергоносители деньги госбюджета, чтобы они не раскрутили темпы инфляции и не были обесценены этой самой инфляцией. Кудрин, к примеру, всячески содействовал прекращению ипотечного кризиса в США гигантскими инвестициями Стабилизационного фонда в облигации компаний Fannie Mae и Freddie Mac (на этой его блестящей финансовой операции Россия за последние месяцы потеряла около 50 млрд. долларов — жаль, что нельзя эту сумму возместить из его вицепремьерской зарплаты). Но вот в одной компетенции Кудрину не откажешь: он вполне обоснованно считает, что инвестициями в реальный сектор российской экономики сейчас деньги не спасешь.
Инвестиционная ситуация в постсоветской России всегда была высокопроблемной для стратегических инвесторов. Но после президентских выборов 2008 года к комплексу «старых» причин (коррупция, высокая монополизированность, неразвитость инфраструктуры, технологическая отсталость и т.д.) добавились весьма серьезные новые политические риски.Первые два президентских срока обеспечение эффективности национальной экономики не было для Путина сколько-нибудь важным приоритетом. Накмного более важной для членов «питерской группировки» была задача блокирования технологических возможностей масштабного передела собственности, «нажитой» ими после ельцинской эпохи. Резкое пополнение госбюджета происходило не благодаря какой-то высокой квалификации высших госуправленцев, а благодаря скачку мировых цен на энергоносители. Собственно говоря, и правительство наше при Путине- президенте было «техническим» наподобие нашему «техническому парламенту» и «технической» судебной системе. Министры куда больше занимались своим семейным бизнесом, чем решением проблем вверенных им отраслей. Владимира Владимировича это мало волновало, поскольку правительство тогда возглавлял не он сам, а сменяющие друг друга «технические премьер-министры», играющие когда нужно было по пиаровскому сценарию роль «плохих исполнителей при хорошем царе». Поэтому репутация Путина внутри страны была «тефлоновой» и совершенно не зависела от эффективности работы исполнительной власти. Первые два президентских срока можно назвать периодом откладывания стратегических решений проблемы эффективности российской экономики. Откладывания до момента решения личной проблемы Путина: как без ревизии Конституции РФ «под персону» грамотно уйти с президентского поста, чтобы остаться лидером страны и демиургом ее политической жизни.

     Но сколько мусор в ведре не трамбуй, а выносить его все равно рано или поздно придется. Создается впечатление, что пересаживание в премьерское кресло стало для Владимира Владимировича шоком открытия новой плохо управляемой реальности. «Прежним» безответственно-техническим руководителем в премьерском кресле он по понятным причинам быть не может. Для своего выживания как лидера страны Путину нужно за короткий срок (в пределах года) сделать правительство из прежней во многом имитационой конструкции реальным центром эффективной и убедительной по результатам своей деятельности власти. Только вот эту задачу куда труднее реализовать, чем продекларировать. Думается, что Владимир Владимирович быстро осознал на своем новом опыте со старыми министрами, что управление экономикой требует куда как большего профессионализма, чем управление политической сферой, в которой по рецептам «сурковской» суверенной демократии полностью ликвидированы факторы независимой от демиурга конкуренции. Тут от ключевых фигур менеджмента нужно в первую очередь не задолизательство (пардон – лояльность), а реальная квалификация в решении проблем.Если на президентском посту свое рабочее окружение Путин мог формировать исключение из числа приятелей независимо от уровня их профессионализма и главной его управленческой проблемой был арбитраж внутри собранного «серпентария соратников», то пролонгирование этого подхода на премьерскую практику способно за один год полностью похоронить в глазах рядовых россиян его статус национального лидера. Поэтому Владимир Владимирович для начала несколько дистанционировал себя от некомпетентности своего питерского окружения назначением на ключевой в России менеджерский пост «непитерского» Шувалова. Однако от всех трудностей, разумеется, это не избавило. Это президент может без особых последствий для своей репутации снимать с себя ответственность за проблемы, ссылаясь на происки Запада, на террористов, на плохих чиновников, на глобальность экономики и т.д. А у премьера как у формально главного исполнителя поручений президента такой возможности уже нет. И спихивать все хотя бы первое время на ошибки предшествеников апо должности Владимир Владимирович тоже не может, ведь предшествеников назначал он сам. В общем, как говорилось в старину, положение хуже губернаторского…Вынужденный пытаться начать решение реальных проблем экономики (кстати, к полной неожиданности бизнес-элиты), Путин попал в «западню», связанную с его собственным уровнем компетентности в экономике. В соответствии со своими представлениями силовика, он стал ломать сложившиеся за последние влияющие на инвестиционный климат правила игры, похоже плохо прогнозируя при этом реальные кратковременные и отдаленные последствия своих премьерских решений по наведению порядка в экономике после почти двух десятилетий устранения государства от управления отраслями. И эта учеба вдруг начавшаяся путинская учеба «опосля собственных ошибок» раскачала уровень непредсказуемости развития инвестиционной ситуации в России. Не прибавляет инвесторам оптимизма и ожидание в обозримом будущем роста противоречий в тандеме Путин-Медведев. Хотя сейчас внешне наблюдается полная синхронизация их публичных заявлений (вплоть до копирования Президентом РФ интонаций премьер-министра в комментариях действий Грузии), совершенно очевидно, что Медведева никак не назовешь человеком неамбициозным и внутренне ориентированным всего лишь на исполнение роли «технического президента при национальном лидере» в течение всего срока своих «конституционно самодержавных» полномочий. Во всяком случае, соперничество аппаратов двухголового (по примеру нашего герба) руководства страны уже обозначилось.


Автор: Игорь Олейник, Источник: BKNT.RU

 

М.Леонтьев: «Обвал Америки уже начался»

 

Кто бы мог подумать. Lehman Brothers — банкрот де-юре. Покупка Merrill Lynch Bank of America — тоже фактически банкротство. Перед этим Fannie Mae и Freddie Mac — тоже, по сути, банкротство. То есть обанкротились системообразующие столпы американской экономики. Реальный сектор находится в еще худшем состоянии. При этом очевидно, что уже воли спасать всех подряд нет. То есть даже не воли. Просто на Боливаре кончились места. Двоих он еще выносит, а третьего и четвертого — уже нет. Поэтому когда начнется обрушение реального сектора, спасать его никто не будет. Тем более что проблема состоит в том, что реальный сектор невозможно спасать финансовыми влияниями.

 


Разговоры о выходе Америки из кризиса — ерунда

 


В принципе, эмиссиями можно удержать банки на плаву, чтобы финансовая система не рухнула окончательно. Они от этого не оздоравливаются, они от этого не выходят из кризиса. Они просто не тонут. По известной поговорке, что вот именно оно не тонет. А все, что тяжелее этого самого, оно тонет. Его поддерживать никакими финансовыми влияниями нельзя. Нельзя таким способом увеличить продажи «Дженерал Моторс».

 

То есть всякие разговоры о выходе из кризиса американской экономики, который кто-то учуял, унюхал, уловил шестым чувством, — это полная ерунда. Никаких фундаментальных причин для этого выхода нет. Обвал уже пошел. Руками Америка еще может поддерживать эту ситуацию. Сколько она сможет поддерживать? Но отсчет уже пошел. Предстартовый отсчет кризиса.

 

Можно включить еще какой-нибудь дополнительный механизм, как чисто эмиссионный, так и политический, еще чуть-чуть поддержать ситуацию. Но если после 11 сентября они сумели оттянуть кризис на 7 лет, то сейчас этот навес стал только больше.

 


Обвал российского рынка связан с мировым кризисом

 


Что касается нас. У нас тоже происходит обвал фондового рынка. Он явно связан, явно, абсолютно логически связан с общим обвалом. Те причины дополнительные, которые к этому присосались, включая геополитические, были бы никак не возможны без общего состояния экономики. Создается впечатление, что привлекательность российского рынка настолько высока была, что, грубо говоря, отказать себе в заработке было невозможно.

 

Коммунистический Китай в свое время начал резкий подъем, в том числе финансовый и фондовый, в тот момент, когда США активнейшим образом гнобили его по политическим мотивам. Они перестали его гнобить именно на фоне этого подъема. Я имею в виду не прямое противостояние, а некое политическое.

 

Можем мы иметь фондовый рынок, отдельный от всего мира? Хотелось бы нам иметь широкий развитый рынок? Типа американского? А не тот, который сейчас у нас. Он даже в своем катастрофическом падении не может создать катастрофы в экономике. Хотелось бы? Хотелось. По нескольким причинам. Во-первых, поскольку сейчас рынок недоразвитый, возможности у него огромные. Это и возможности колоссального увеличения денежной массы, увеличение национального богатства. И, таким образом, возможность легкого, необременительного, не связанного с какими-то серьезными потерями, затратами и жертвами, обеспечения резкого рыка вперед.

 

Существует чисто прикладная вещь. Нам очень сложно обеспечить стабильность экономики в рамках нынешней системы, пока у нас очень узкий рынок. В том числе и фондовый.

 


Есть два способа поглощения российской инфляции

 


Проблема наша не в том, что у нас большой приток капитала и раздутый рынок, а в том, что он маленький. Этот рынок не является губкой, которая может впитывать даже не эмиссию, а дополнительные впрыскивания денег, которые не всегда связаны с государственной политикой. Например, приток инвестиций. У нас приток инвестиций является проблемой именно потому, что рынок неразвитый. Эти инвестиции тут же выдавливаются в торговлю, грубо говоря, в прямой оборот.

 

Тем более это касается государственных всяких программ: инвестиционных, социальных, прочих. Они тоже очень быстро выдавливаются в текущий оборот, то есть в цены. Понятно, что развитие рынка — вторичных, третичных, всяких этих деривативов — оно является мощнейшим способом поглощения инфляции.

 

В принципе, есть два способа поглощения российской инфляции. Оба они совершенно не лежат в плоскости политики нынешнего Минфина Кудринского. Это резкое усиление конкуренции на внутреннем рынке. И второе — расширение фондового рынка. Это все бы было хорошо, если бы была возможность. Говорить о развитии российского рынка автономно от мирового невозможно. Если мы сейчас делаем ставку на фондовый рынок, то мы таким образом меняем на ближайшие годы развитие.

 

У нас сейчас есть шанс, на мой взгляд, потерять меньше, чем наши конкуренты. Этот шанс невелик, непонятно, за счет чего это получится. Россия может осуществить свои задачи, выиграть свою игру, которую начала, имею в виду большую геополитическую, геоэкономическую игру, только обеспечив достаточно серьезный экономический рост. Не потому, что это надо для политической аргументации. Просто нашего веса сейчас недостаточно, чтобы в перспективе выдерживать напряжение такой игры.

 

Речь идет не только о военной составляющей, а о самых разных. К сожалению, роль субъекта в современном мире принадлежит очень мощным, очень крупным игрокам. Среди тех игроков, которые сейчас претендуют на роль субъекта, практически все больше и мощнее нас. Все до одного. Таким образом, стоит вопрос: а вообще нужно ли нам развивать и спасать фондовый рынок? Конечно, нам не нужны обвалы, нам не нужно его специально ликвидировать, но поддерживать в какой-то стабильности, наверное, необходимо.

 

Если учесть, что роль рынка во всех областях, кроме как способа огромного увеличения богатства, на самом деле в мире невелика. И у нас ничтожна.

 

Можно говорить о том, что это источник дополнительного финансирования. Опять же — не очень. Даже кредитование компаний не прямо связано с капитализацией.

 


Наш финансовый блок находится за гранью добра и зла

 


Рынок — скорее индикатор. Если мы найдем экономическую модель, в которой возможны другие, не менее адекватные индикаторы, они и будут работать.

 

Это есть некий выбор. Этот выбор очень серьезен, он фундаментален, но этот выбор лежит в плоскости той политики, которая сегодня персонифицируется с нефинансовым блоком правительства. Я имею в виду экономический блок, но не финансовый. Думаю, что вот эти люди могут и должны выбирать, какова будет модель развития. Потому что то, что сейчас представляет собой финансовый блок, находится за гранью добра и зла. Уже даже Центробанк наш, рептильный абсолютно, неразвитый умственно и физически, и тот старается дистанцироваться хотя бы немножко от минфиновской политики. Потому что эта политика — абсолютно иррациональна по всем своим параметрам. Мотивы ее сохранения у меня есть только конспирологические — других нет. Если не считать версию о некоем коллективном психозе.


Михаил Леонтьев, тележурналист

KM.RU

16 сентября 2008 г.

_________________________________________________________________________________________


Угроза мирового голода для России актуальней, чем для Африки

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал мировое сообщество увеличить объем производства продуктов питания к 2030г. на 50%. Об этом он заявил 3 июня на саммите в Риме, посвященном борьбе с голодом и гражданскими беспорядками. "Мир должен производить больше продуктов питания. Объем производства продуктов питания к 2030г. нужно увеличить на 50%, чтобы удовлетворить растущий спрос", — отметил генсек. В первый день мероприятия в Риме в частности звучали заявления, что в 2017 г. страны будут "почти воевать за продукты питания". Также внимание собравшихся было акцентировано на том, что в настоящее время в мире почти 100 миллионов голодающих и 178 тысяч истощенных детей.

Пан Ги Мун также призвал мировое сообщество минимизировать экспортные ограничения и импортные тарифы на продукты питания и возобновить переговоры по торговым соглашениям между странами. По мнению генсека ООН, следует увеличить объем предоставления продуктов питания в виде гуманитарной помощи бедным странам, а также поставлять им больше семян и удобрений во время посевных работ.

Добавим, что настоящее мероприятие собрало свыше 50 глав различных государств. Саммит проходит в тот момент, когда цены на продукты достигли максимума за последние 30 лет, вызвав тем самым массовые беспорядки в ряде стран (например, на Гаити толпы голодающих пытались штурмом взять президентский дворец).

Гораздо оптимистичнее звучало заявление российского министра сельского хозяйства Алексея Гордеева: "Мы способны накормить не только свое население, но и стать довольно крупным экспортером зерна, — заявил он "Радио Маяк" накануне саммита. — В ближайшем будущем, я надеюсь, и продукцией животноводства. В прошлом году, например, Россия поставила на мировые рынки порядка 17 миллионов тонн зерна. И это существенный вклад в решение проблемы продовольственного обеспечения.

— Я вот не понимаю, чем вызван такой оптимизм министра Гордеева, — отметил главный редактор ФОРУМа.мск Анатолий Баранов. — Возможно, это теперь такой стиль у чиновников — бодриться на публике. Все прекрасно понимают, что СССР закупал фуражное зерно, а теперь Росфедерация закупает готовое мясо, а свою скотину вырезали еще в перестройку — отсюда и "излишки" зерна. При этом душевое потребление мяса сократилось по сравнению с советским периодом в полтора-два раза, по сути, сами не доедаем, а чужую скотину откармливаем. На сегодня потребление импортного мяса в стране составляет не менее 40 процентов. В городах-миллионниках, в которых проживает 25% населения страны, потребление импортного продовольствия доходит до 80%. В маленьких городах, где живет большинство населения, доля импорта меньше, но тоже существенна. А в деревне, где преобладает отечественное — живет всего 15% населения страны. Да и там не все так уж благостно.

"Я только вчера утром приехал из Карелии, — продолжил Анатолий Баранов. — Был именно в сельском поселении, общался с главами администраций, лично, как говорится, "ножками" обходил так сказать, сельхозугодья. Из 18 крупных хозяйств Олонецкого района Карелии, а это самый южный, сельский район, до нынешних времен дожили только 4. 10 тысяч гектар сельхозугодий "гуляют". Фермерство оказалось никудышной заменой колхозно-совхозному производству. Кое что делается, но именно кое что. И так в целом везде — я много езжу по стране, общаюсь с самыми разными людьми, у меня сведения не заемные, а собственные. Говорить о каком-то серьезном росте сельхозпроизводства в стране не приходится, мы и до советского уровня не дотягиваем очень сильно. А ведь именно в СССР была принята "Продовольственная программа", и потому, что не хватало жратвы в стране советов. Но Россия — не СССР. Самые аграрные регионы оказались за границами Росфедерации, от Украины и Молдавии до Казахстана с его "поднятой целиной". Когда Украина говорит о своей продовольственной самостоятельности — этому можно верить, там сплошь зона устойчивого земледелия. Можно верить Белоруссии, где Лукашенко сохранил производственную агротехническую базу. Но в России такие шапкозакидательские заявления — это верх безответственности. Нефть и газ — это очень хорошая вещь, но их нельзя есть и пить. Сегодня в условиях высоких цен на нефть мы в буквальном смысле обжираем население слаборазвитых стран, но при угрозе реального голода предложение продуктов питания на внешнем рынке будет неизбежно сокращаться. А нефтяная рента — не вечна, доллары по сути — всего лишь резаная бумага. А своего сельхозпроизводства за пять минут, к отчету на заседании правительства не создашь. И с таким руководством угроза если не голода, то существенного дефицита продуктов питания в Росфедерации — это очень реально. Ведь у них в путинском кабинете министров, все в порядке — можно собирать министров 1 раз в месяц. Отчитываться они умеют, а реальных результатов у "правительства месячных" никто и не спрашивает. А зачем?"

Михаил Делягин: Почему Катастрофа?

Вопрос. Михаил Геннадьевич, наши партнеры в Одессе, Германии и в некоторых других странах мира озадачены тем, что Вы назвали события 1991 года Катастрофой. Как Вы мо…

Ответ. Вот теперь я верю, что глобус Украины появился еще 10 лет назад! «Одесса и другие страны мира» — Вы хоть поняли, что сказали?

В. Знаете, из Севастополя мир видится чуть иным, чем из Москвы, а Вы не уходите, пожалуйста, от вопроса.

О. Да я никуда не ухожу, я просто тихо отползаю от изумления — куда в Севастополе делось Ваше высшее образование…Да, действительно, события 1991 года, с моей точки зрения, надо называть именно так, как думают о них люди и как воспринимают их люди. Именно Катастрофой — просто по масштабу последствий для нашей страны.В. Но вообще-то это название закреплено историей за совсем другими событиями…

О. Совсем не это. Холокост стал именем нарицательным. Да, с греческого на русский его обычно переводят как «катастрофу», хотя есть и другие переводы, но я обращаю Ваше внимание на то, что мы говорим и пишем именно «Холокост», а не «катастрофа». Это такое же устойчивое наименование, вошедшее без перевода во все языки мира, включая русский, что и «перестройка», «крыша», «силовик».

И то, что он применяется без перевода, дает нам не только формальное право, но и человеческую возможность использовать один из его синонимов для другого события нашей истории.

В. «Другого» события?

О. Конечно. Ведь Холокост осуществлялся и на территории нашей страны, которая тогда была едина с Прибалтикой, Белоруссией, Украиной и Молдавией. Да и на территории собственно РСФСР, не будем забывать, он осуществлялся фашистами тоже.

В. Но все равно это события несопоставимы. С одной стороны — массовые убийства, лагеря уничтожения, душегубки и крематории, с другой — торжество демократии…

О. Методы несопоставимы. Но после обоих событий прошло время, и нас интересуют последствия.

Так вот, позвольте обратить Ваше внимание на то, что, несмотря на отчетливо меньшее количество жертв (в пропорциях к населению), последствия для нашей страны и нашего народа были если и не хуже, то, по своей тяжести, по крайней мере, сопоставимы.В. Это как так?

О. Холокост — это сознательное убийство 6 из 38 миллионов евреев, живших в то время в мире — 16%. Больше этого относительные потери составили только в Белоруссии (где погиб, как известно, каждый четвертый), но не стоит забывать, что значительная часть ее жителей как раз и были евреями.

Демографические потери от этого — не родившиеся дети и люди, умершие в своих постелях, но раньше среднестатистического срока, от голода, болезней и переживаний, насколько я знаю, не оценены, но их чудовищность понятна.

Вместе с тем еврейский народ отнюдь не был сломлен этой чудовищной попыткой истребления. Напротив — произошел (как это, по крайней мере, видится со стороны) взлет еврейского самосознания, увенчавшийся, при общем чувстве вины перед евреями и активном на первом этапе поддержке сталинского Советского Союза, созданием государства Израиль.

Принципиально важно понимать, что самосознание израильтян (по крайней мере, элиты) того времени было абсолютно адекватным ситуации и исходило из презумпции «осажденной крепости», из четкого понимания того, что Израиль в любой момент может быть брошен и продан любыми своими союзниками. Именно это самосознание, питаемое памятью о Холокосте (перед началом которого западные демократии отказались принять евреев, находившихся на контролируемых гитлеровцами территориях, и тем самым обрекли их на уничтожение, — отчасти, вероятно, из-за антианглийской борьбы сионистов Палестины), именно это однозначное и жесткое деление на своих, чужих и врагов и стало главным фактором жизнеспособности еврейского государства.

Причина переживания Холокоста и превращения его в один из краеугольных камней современной еврейской идентичности (помимо черт традиционной еврейской культуры) очевидна: Холокост был внешней агрессией, именно в силу своего внешнего характера не просто сплотившей, но и во многом воссоздавшей смирившуюся было с рассеянием нацию.

Схожие процессы произошли и в Советском Союзе — именно чудовищная война стала ключевым элементом формирования советского народа.

В. Но после 1991 года все было совсем по-другому.

О. Да, и Вы уверены, что получилось лучше?

Либеральные реформы 90-х и 2000-х были не результатом внешнего нападения, но результатом собственного, внутреннего разложения общества: гнойник, прорвавшись, вызвал либеральные реформы — сепсис, продолжающийся и по настоящее время.

Количество убитых в ходе демократических преобразований на постсоветском пространстве не оценено.

В войнах погибло (в процентном отношении к населению, разумеется) значительно меньше, чем во время Холокоста. По оценке ряда исследователей (в первую очередь следует вспомнить прекрасные работы Ксении Мяло), во время «конфликтов малой интенсивности», бывших непосредственным инструментом разрушения Советского Союза (и во многом сознательно разжигавшихся пламенными демократами) погибло около 2 млн.чел. (в том числе во время гражданской войны в Таджикистане, когда людей истребляли «по прописке» — около 600 тыс.чел.).

А вот число убитых в бесчисленных «бандитских войнах» и криминальном беспределе 90-х годов не учтено, — однако читатель может сам зайти почти на любое кладбище России и увидеть там длинные ряды могил, в которых лежат молодые жертвы либеральных преобразований. Официальная статистика тех лет занизила их число, так как, во-первых, развалилась вместе с государством, а, во-вторых, значительное количество погибших просто исчезло и так никогда и не было найдено.

Да, погибшие в результате реализации, как изящно выразился один из американских советников Гайдара, «необходимости вытеснения из общественного сознания мотива права мотивом прибыли» не были результатом целенаправленного истребления по национальному или религиозному признаку. Против Советского Союза и, затем, России, раздавленных внешней конкуренцией, не осуществлялся официально объявленный геноцид (хотя еще в середине 90-х годов простое упоминание «национальных интересов» России воспринималось многими демократами, в том числе находившимися на госслужбе, как проявление фашизма).


Однако миллионы людей, полных сил и энергии, были убиты в результате последовательной и безоглядной реализации политических теорий для достижения определенных глобальных интересов. И то, что эти теории и интересы не прямо требовали их смерти, а привели к ней лишь в качестве побочного (хотя и абсолютно неизбежного!) следствия, не может воскресить ни одного из них.


Демографические последствия либеральных реформ, в ходе которых в России смертность почти вдвое выросла, а рождаемость почти вдвое упала (что получило название «русский крест»), также не оценены. К 2000 году говорилось о 12 млн.чел., сейчас этот показатель существенно выше (так как действие негативных тенденций, хотя и ослабленное, продолжается). Но при этих относительно меньших потерях советский народ перестал существовать. Если еврейский народ после катастрофы обрел свою государственность и укрепился — народ советский свою государственность утратил и перестал существовать сам.

В. Знаете, советского народа уже очень давно нет, давайте жить сегодняшним днем.

О. Ну да, давайте забудем свою историю и превратимся в «Иванов, не помнящих родства». В манкуртов, описанных покойным Айтматовым. Ну, если Вам так хочется, давайте допустим это.

Но ведь гибель советского народа надломила хребет русскому народу, который был его основой как в качественном, культурном и управленческом, так и в чисто количественном плане. И русский народ, во многом утративший самоидентификацию за поколения выращивания и вынашивания советского народа, начавший ассоциировать себя с развалившимся и предавшим его государством, до сих пор не может восстановить свою идентичность, свою российскую — именно российскую, а не только русскую — цивилизацию, пребывая по сути дела в состоянии продолжающейся катастрофы.

И это надо осознать.

В. Слушайте, ну зачем ворошить давно прошедшее прошлое?

О. Потому что без осознания масштабов и глубины нашей трагедии, наших жертв и потерь невозможно никакое возрождение России — в том числе и по чисто технологическим причинам. Нельзя понять, что делать, н осознав, кем мы были и кем стали.

В. А Вам не кажется, что это просто попытка примазаться к трагедии еврейского народа?

О. Сопоставлять — не значит примазываться.

Конечно, нельзя, да и не нужно пытаться примазаться к трагедии еврейского народа 64-70 летней давности и тем более начать меряться потерями. Но должно и нужно использовать ее — как понятный нам всем и, по меньшей мере, сопоставимый эталон — для оценки и осознания нашей собственной, проявившейся в 1991 году и продолжающейся и по сей день трагедии.

Российское общество должно в полной мере осознавать тяжесть последствий либеральных реформ, начатых в 1991 году и продолжающихся до сих пор. И поэтому русский язык, оставляя за еврейской трагедией историческое и на практике не переводимое впрямую (так же, как не переводятся, например, термины «Ханука» или «Пурим») название «Холокост», должен отразить тяжесть нашей трагедии, начавшейся в 1991 году, термином «Катастрофа».

И пусть в мире русская беда называется по-русски.

Нашу катастрофу не нужно переводит ни на иврит, ни на английский, ни на китайский, — точно так же и по тем же самым причинам, по которым еврейская катастрофа не переводится на русский, английский, китайский, да и все другие языки мира. Пусть транслитерируют. Пусть пишут "Katastropha" на латинице. Пожлауйста.

Понятно, что два горя, две беды не будут соперничать друг с другом. Это не тот случай, когда соперничество уместно. Зато мы будем не только знать, но и ощущать при каждом упоминании свою недавнюю и продолжающуюся историю.

А это очень важно.

Мы должны помнить, что для исчерпания Холокоста было мало Дня Победы — для него был необходим Нюрнбергский трибунал и государство, не стеснявшееся отлавливать нацистских преступников по всему миру.

В. Вы кровожадны.

О. Ничуть. В данном случае суд нужен не для наказания виновных, а для восстановления представлений о том, что хорошо и что плохо, а также для восстановления веры в справедливость у общества. Пусть выносит условные сроки, если захочет, но преступление должно быть названо преступлением, а преступник — преступником, и срока давности здесь быть не может.

В. Потому что это преступление против человечества?

О. По крайней мере, против человечности. Потому что мы не сможем восстановить человечность, человеческие отношения в нашем обществе без того, чтобы назвать преступление против них преступлением.

 

Михаил Делягин: Спасая свою банковскую систему, США вынуждены опускать доллар

Тем временем на прошлой неделе цены на нефть вплотную приблизились к отметке в 140 долл./барр. По итогам торгов в Нью-Йорке на NYMEX 13 июня с.г. цены на нефтяные фьючерсы Light Sweet установились на отметке 134,86 долл./барр. Между тем аналитики отмечали, что при сохранении текущего тренда стоимость барреля черного золота уже в ближайший месяц может взлететь до 150 долл./барр.

Финансисты полемизируют о том, какой фактор является ключевым для роста цен на нефтяном рынке. Администрация США заявляет, что причиной роста является дисбаланс между спросом и предложением, и активно призывает нефтепроизводителей увеличить объемы производства. Вместе с тем Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) склонна винить в росте цен на нефть спекулятивных инвесторов, скупающих и перепродающих фьючерсы.


На этом фоне, как ни парадоксально, возобновились разговоры о неизбежном снижении цен на нефть, хотя бы ввиду сокращения темпов роста мировой экономики, и, соответственно, падению потребления нефти. Подогрело эти разговоры и произошедшее, пока россияне 4 дня отдыхали по случаю национального праздника, повышение курса доллара по отношению к евро, которого не было за последние 3 года.

С посьбой разъяснить нашим читателям, что происходит сегодня на глобальных рынках, главный редактор ФОРУМа.мск Анатолий Баранов обратился к известному экономисту д.э.н. Михаилу Делягину, благо как председателю Редакционного совета ФОРУМа.мск уклониться от этой роли ему было трудно.


— В общем. понятно, что в период развивающегося кризиса давать прогнозы и оценки рискованно, высока вероятность фактора неожиданности, и все же, как говорится, "народ хочет знать". С чего все вдруг всполошились, отчего Кудрин принялся успокаивать публику, что ничего страшного в снижении цен на нефть нет?

— Да какое там снижение? Совсем недавно нефть перешагнула через психологически важный барьер в 100 долларов за баррель, а вот уже торгуется около 140 долларов — и установление на отметке 134 доллара — это снижение?


Однако ситуация проста. Мировое энергетическое агентство наконец признало то, что говорили уже довольно давно очень многие аналитики — что в перспективе ближайших 10 лет, при существующих темпах добычи, при сохранении нынешних тенденций потребления и нынешнем же уровне технологий, который, кстати, не менялся очень давно, в мире возникнет технологическая нехватка нефти и газа. И рост цен на нефть после достижения уровня в 100 долларов за баррель связан с осознанием корпорациями именно этого обстоятельства, которое теперь закладывают в бизнес-планы, программы и так далее.

— Но доллар-то реально поднялся по отношению к евро…

— Вообще-то американцы сейчас спасают свою экономику раздачей денег своим банкам, и естественно, что при такой политике доллар долетел до уровня 1,6 к евро. Но на уровне 1,6 доллара за евро стали страдать не только экономики Китая и Юго-Восточной Азии, которые экспортируют товары в Америку и все равно вынуждены это переносить, но и стала страдать уже экономика ЕС. И ЕС решил уже поддерживать доллар. Но серьезной поддержки и не потребовалось, рынки на фоне этой информации отскочили, и какое-то время доллар поболтается в районе 1,55, может быть даже 1,53. Но к концу года он опять, думаю, долетит до 1,65 к евро. Так что не думаю, что нынешнее укрепление доллара — это начало нового цикла. Не думаю.

— Но Буш на днях очень уверенно говорил о смене приоритетов в монетарной политике США и обязательном укреплении доллара. Я так понимаю, что некоторый выигрыш от ослабления собственной валюты США уже получили, но теперь дальнейшее ослабление доллара уже грозит для Штатов геополитическими последствиями, если доллар потеряет роль мировой валюты?..

— До Буша то же самое говорили многие. Но ипотечный кризис реально подорвал американскую банковскую систему. Чтобы ее сохранить, надо давать денег банкам (или списывать долги, что тоже самое), и им давали, сначала потихоньку, а потом и в открытую. Но когда вливаешь деньги просто так, они обязательно всплывают в спекулятивном секторе рынка, и неизбежно подрывают доллар. Спасая свою банковскую систему, США вынуждены опускать доллар.

У нас все проще — правительство укрепляет рубль и борется с инфляцией.

— Это как?

 — Ну, для сравнения — вы ломаете руку и приходите к врачу, а он смотрит вас и говорит: "Ну, дружок, два десятка отжиманий от пола каждое утро!" Инфляция в России — это прямое следствие произвола монополий, но Минфин про это молчит, иначе вместо него главным органов финансовой власти в стране станет Антимонопольный комитет. Более того — требование прозрачности от финансовой деятельности монополий значит выявление огромной доли взяток в их обороте. А это уже подрыв сложившегося в РФ государственного строя.

При монополизме даже выгоды от дешевого импорта, что естественно при укреплении рубля, когда мы покупаем на доллар не за 30 рублей, а всего за 24, населением никак не ощущается. Цены для потребителя не меняются, всю прибыль оставляет в своем кармане монополия, естественно, деля ее с государственной бюрократией.

Во всем этом есть только один плюс — если раньше за все это безобразие отвечали министерства перед Путиным, то теперь, спустившись из Кремля в Дом правительства, отвечать за все станет сам Путин.

Надо понимать, что менталитет нашего народа сильно отличается от способа мыслить у политизированной интеллигенции. Это абсурдно выглядит с точки зрения политизированной интеллигенции, но народ воспринимает переход Путина из Кремля в Дом правительства как приближение к народу, к его, народа, интересам. И что он теперь видит? Что Путин к нему спустился, но ничего не дал и ничего ему хорошего не сделал. А вот это народу очень обидно, и за это строжайше спросится…

Источник: Форум.мск.ру

________________________________________________

Гниение России

У российской экономики несварение желудка.

Государство не хочет тратить льющиеся на страну золотым потоком нефтедоллары на ее модернизацию и на нормализацию жизни ее граждан, так и не оправившихся от Катастрофы 1991 года.

Деньги России в виде международных резервов Центробанка и преемников скандально известного Стабилизационного фонда (Резервного фонда и Фонда национального благосостояния) направляются на поддержку американской и европейской экономик либо «замораживаются» в собственном бюджете или бюджетах государственных корпораций (в отношении которых существуют еще и огромные подозрения в коррупции).

После стабилизации экономики государство демонстрирует нежелание не только направлять ее развитие, но и решать наиболее насущные, наиболее острые ее проблемы, включая нарастающую нехватку инфраструктуры и тотальный произвол монополий.

Результат — пугающий рост внутреннего неблагополучия, причем не только экономического, но и социального, на фоне исключительно комфортных (даже с учетом глобального финансового кризиса) внешних условий.

 


Инфляция в 2008 году будет выше, чем в 2007


Даже официальный уровень инфляции (заниженной, по многочисленным оценкам, в 2,5-3 раза) составил с начала года по 26 мая 7,5%. Представить себе, что за оставшиеся семь месяцев инфляция составит менее одного процента (чтобы ее годовой уровень уложился в первоначальный официальный прогноз 8.5%), не менее сложно, чем представить ее уровень за оставшиеся семь месяцев в 3,0% (чтобы она уложилась в сегодняшний не менее официальный прогноз в 10,5%).

Качество экономических прогнозов правительства наглядней всего характеризует тот факт, что федеральный бюджет 2008 года пришлось коренным образом пересматривать уже в январе того же 2008 года, ибо его базовые параметры не имели к реальности практически никакого отношения.

Уже довольно давно прогнозы правительства представляют собой не более чем обоснование его «политики ничегонеделания», политики отказа от модернизации. Нам рассказывают сказки про нефть, которая вот-вот стремительно подешевеет. В условиях, когда даже Мировое энергетическое агентство было вынуждено официально признать, что при сохранении нынешних тенденций добычи и потребления нефти в мире через 10 лет возникнет острая физическая нехватка энергоносителей, это действительно сказки. Правящей бюрократии они нужны для оправдания откладывания практически второго бюджета страны «на черный день», а не направлять его на модернизацию экономики с тем, чтобы к моменту удешевления нефти освободиться от крепостной зависимости от нее.

С реальностью эти прогнозы практически не связаны: это просто дешевая пропаганда, которая не только обманывает общество, но и лишает государство адекватности.

После отмены практически не действовавшего «замораживания» цен на несколько товарных групп (именно во время его «действия» цены на хлеб подскакивали в ряде городов на 40-60% за несколько дней) антиинфляционная политика государства заключается в основном в ограничении роста денежной массы и в укреплении рубля для удешевления импорта.

Оба эти направления не имеют отношения к реальной причине инфляции — повсеместного произвола монополий, причем не столько естественных, инфраструктурных, сколько торговых. Бороться с ними трудно и муторно, а порой и опасно; необходимый элемент борьбы — раскрытие структуры издержек компаний, злоупотребляющих монопольным положением, что политически невозможно для правящей бюрократии, так как раскроет картину реальных масштабов коррупции и силового рэкета.

Именно в этом главная причина выхода инфляции из-под контроля.

Ряд официальных лиц, пытаясь в очередной раз отвлечь общество от реальности, уже объявил безудержную российскую инфляцию преимущественно «импортной».

Да, рост мировых цен на продовольствие бьет и по России, руководству которой все недосуг взяться за развитие сельского хозяйства на деле, а не на словах (с 1990 года — последнего перед Катастрофой — сельхозугодья сократились более чем в 1,7 раза!)

Но масштабы «импортной инфляции» отнюдь не столь велики, как стараются нам объяснить виновные в ее шокирующем и длительном росте (по неофициальным оценкам официальных лиц, в 2008 году она достигнет 14%!) Росстат, сопоставив российскую инфляцию с европейской (а ЕС тоже находится под ударом мирового удорожания продовольствия), вполне убедительно показал, что ее вклад составляет менее четверти, нечаянно, но доказательно разоблачив высокопоставленных чинуш от экономики.

 

 

Источник: Росстат.

 

С этой инфляцией действительно можно бороться, стимулируя дешевый импорт, в том числе и укреплением рубля, — но с двумя обязательными поправками. Во-первых, этот импорт не должен подрывать восстановление российского сельского хозяйства (иначе мы станем заложниками мирового рынка и жертвой очередного витка мировых цен на продовольствие). Во-вторых, его стимулирование должно сопровождаться борьбой с произволом монополий (иначе выгода от его удешевления достанется не потребителю, а посреднику-монополисту).

 

Ускорение инфляции в основном вызвано ростом цен на продовольствие, который из-за тотального произвола монополий носит не просто опережающий, а катастрофический характер. Даже по официальным данным, удорожание минимального набора продуктов питания (так называемая «инфляция для бедных») в 2007 году составило 22.3%, в 1,9 раза превысив общую инфляцию (11.9%), а за январь-апрель 2008 года — 14.9%, превысив официальную инфляцию (6,3%) уже в 2,4 раза.

В результате этого с осени 2007 года шедшее на протяжении всех 2000-х годов улучшение условий жизни основной массы населения России, включая не только нищих и бедных, но и средний класс, сменилось снижением реальных доходов.

Наиболее острым оказалось положение 12% нищих россиян, испытывающих, по данным центра Левады, нехватку денег на покупку еды (этот показатель хорошо согласуется с официальными данными о доле россиян с доходами ниже прожиточного минимума). Рост цен на жилищно-коммунальные услуги и лекарства делает положение этих людей поистине угрожающим, что вынудило ряд региональных лидеров (включая губернатора второго города России — Санкт-Петербурга) всерьез обсуждать вопрос о введении продовольственных талонов — квазиденег, выдаваемых нуждающимся и принимаемым определенной категорией магазинов в оплату за определенные виды продовольствия.

Это наиболее разумный и экономный вариант целевой помощи бедным, широко применяемый в тех же США. Талоны хороши еще и тем, что позволяют при необходимости стимулировать развитие тех или иных отраслей, так как при необходимости могут приниматься в оплату не только за все товары, но и, например, исключительно за отечественные или не за все виды мяса, но, например, исключительно за говядину.

Однако в России их появление представляется маловероятным, причем даже не потому, что они потребуют существенного оздоровления систем госуправления и торговли (без этого злоупотребления с ними будут чудовищны даже по нынешним меркам), а по чисто рекламным причинам. Ведь официальная пропаганда на все лады рассказывает нам бред о процветании путинской России и том, как она «поднимается с колен». Введение аналогов хорошо памятных россиянам карточек полностью обесценит все усилия официальных пропагандистов, так как наглядно и убедительно покажет россиянам реальное состояние, до которого доведено современное российское общество.

 


Россияне будут платить за дорогой бензин, как за дорогой хлеб


В апреле розничная цена бензина подскочила больше, чем за весь I квартал, — на 4,3% (с начала года — на 7,6%), а за 26 дней мая — еще на 3,0%. Причины — рост мировых цен на нефть, использующаяся в качестве предлога российскими монополистами, и нарастающее снижение добычи российской нефти (на 0,3% в январе-апреле, в том числе на 0,7% в апреле 2008 года).

Об отчаянии российских властей свидетельствуют слова вице-премьера Сечина о необходимости «сохранить» (не нарастить, а именно сохранить!) достигнутый объем добычи нефти, и намерение правительства РФ снизить налогообложение нефтяных компаний, чтобы таким образом стимулировать их если не к удешевлению, то хотя бы не такому быстрому удорожанию бензина.

Понятно, что монополист не будет снижать цену ни при каких обстоятельствах, и эксперименты по снижению и даже отмене налогов (например, налога с продаж) доказали это весьма убедительно. Игнорирование этого правительством РФ свидетельствует не только о безграмотности, но и бессилии правящей бюрократии.

По данным исследовательского центра портала Superjob.ru, 6% экономически активных россиян в трудоспособном возрасте, активно пользующихся Интернетом и владеющих автомобилем, уже прекратили использование личного автотранспорта из-за удорожания бензина; среди россиян с месячным доходом ниже 10 тыс.руб. эта доля составила 10%.

Однако надеяться на существенное сокращение пробок по этой причине не приходится: с одной стороны, причинами дезорганизации дорожного движения является не только численность машин, но и разложение регулирующих его служб, и отсутствие цивилизованных стоянок для машин, и огромные потоки транспорта (в том числе грузового) в расположенные на транспортных магистралях торговые центры.

С другой, россияне в целом не имеют приемлемой альтернативы личному автотранспорту: общественный транспорт, как правило, деградирует, и даже в Москве многие вынуждены пользоваться личными автомобилями просто в силу перегруженности метро и сложившейся в нем криминогенной ситуации.

Если же цена бензина все же окажется достаточно высокой для этого, она сама по себе испортит все удовольствие от относительно свободной езды.

 


Монополизм не даст жилью подешеветь


Многочисленные скоропалительные обещания резкого падения цен на недвижимость к концу этого года представляются вполне безосновательными.

Да, действительно, в Москве и ряде крупных городов наблюдается наглядное превышение предложения над спросом. В рекламе на одно объявление о покупке приходятся десятки объявлений о продаже; многие владельцы «инвестиционных» квартир и офисов хотят «выйти в кэш» — и не могут. При этом ввод жилья в строй упал в Москве в первом квартале 2008 года на 39,5%: это результат не только исчерпанности свободного места, но и реакции строительных компаний, которые начинают затягивать стройки, на падение реальных доходов среднего класса из-за скачка инфляции и роста стоимости ипотеки из-за мирового финансового кризиса.

Однако такое положение складывается не впервые. Московский рынок недвижимости уже несколько раз замирал на очередной «точке равновесия» и, привыкнув к ней, через некоторое время возобновлял рост.

И монополизм и большой «запас прочности» — лишь оперативная, тактическая причина сохранения высоких цен при превышении предложения над спросом.

Стратегическая причина в том, что жилье по-прежнему является в нашей стране единственным общедоступным и относительно надежным инвестиционным товаром. И недвижимость нескольких крупных городов и курортных зон (в первую очередь Москва, а также Санкт-Петербург и Сочи) «собирает» средства, которые зарабатывает вся страна.

При этом конкуренция с недвижимостью в других странах относительна — обеспеченные россияне будут осуществлять за границей инвестиции и покупать там «курортное» жилье, но основную часть времени они все равно намерены будут проводить в России — и, значит, жилье для себя и своих близких все равно будут покупать здесь, поддерживая заоблачные цены.

Цены на жилье могут упасть лишь при действии хотя бы одного из трех факторов. Первый — удешевление нефти, лишающее Россию «нефтегазовой подушки», способной, несмотря на дурное управление, превратить нашу страну в «тихую гавань» в мировом финансовом кризисе (пока ситуация не стабилизировалась, наблюдаются своего рода «качели»: в III квартале прошлого года чистый приток частного капитала сменился чистым оттоком в 1,0 млрд.дол., в IV квартале возобновился приток, составивший 20,8 млрд., в I квартале 2008 года чистый отток вырос до 22,8 млрд., а в первые два месяца II квартала вновь наблюдается значительный чистый приток капитала). В ближайшее время снижения цен на нефть ждать не приходится.

Второй фактор удешевления жилья — массовый отток капитала из России, который маловероятен, так как Россия остается (во многом благодаря нефти и газу) наиболее привлекательным и понятным объектом инвестирования для мировых капиталов. Конечно, удешевление жилья в США и Европе (продать московскую квартиру, чтобы купить десять в США и безбедно жить на оставшуюся разницу, возможно уже сегодня) приведет к определенному оттоку российских денег, но на общем фоне он представляется незначительным.

Третья возможная причина удешевления жилья — начало реальных действий российского государства по решению жилищной проблемы: массовое строительство с развитием инфраструктуры, создание и восстановление разрушенных населенных пунктов вокруг новых заводов и других объектов экономической активности (которые тоже в основном придется создавать). При нынешней правящей бюрократии это представляется невозможным.

Таким образом, ждать удешевления недвижимости до конца года вместе с разного рода астрологами от экономики, конечно, можно, но вот дождаться — нельзя.

 


Бюрократия доведет дело до системного кризиса

Причина экономических проблем, обостряющихся в небывало благоприятных условиях, — полное бездействие либо вредоносная активность правящей бюрократии.

Соседние Китай и Евросоюз весьма убедительно показывают нам, каждый на свой лад, что, хотя есть проблемы, решить которые «прямо сейчас» действительно нельзя, нет проблем, которые нельзя было бы решать, добиваясь их постепенного смягчения.

Наша беда не в объективных обстоятельствах и не в собственной глупости. Наша беда — мотивация правящей бюрократии, превратившей государство в инструмент личного обогащения, в основном коррупционного, в подлинную «фабрику миллионеров» (если не миллиардеров), и убедившей себя в том, что так и должно быть.

Эгоистическое стремление исключительно к личному потреблению (как материальному, так и символическому) в сочетании с полной безнаказанностью делают правящую бюрократию фактором, разрушающим Россию.

Переломить эту ситуацию до того, как она доведет дело до системного кризиса, по-видимому, нельзя.

Поэтому в текущем году гниение России будет продолжаться.

Источник: Форум.мск.ру

_________________________________________________________

М.Калашников: «Начало стратегической контригры»

России следует выдвинуть инициативу создания международной организации стран — кредиторов Америки

 

Кризисные тенденции в экономике США заставляют многих говорить о грядущем глобальном финансово-экономическом кризисе. При этом первые настроения такого рода отмечены еще в 2006 году, когда экономисты твердили о том, что обстановка не так уж плоха. Китай уже стремится использовать период американской слабости.

 

Сможет ли Москва сделать нечто подобное?

 

АМЕРИКАНЦЫ УЖЕ НЕ ВЕРЯТ В АМЕРИКУ

 

Летом 2006 года результаты опроса граждан США, проведенного The Wall Street Journal и NBC News, произвели эффект разорвавшейся бомбы. Американцы всерьез ожидают заката Соединенных Штатов.

 

Итак, на вопрос: «США движутся…»

 

«…правильным курсом» — ответили только 27% опрошенных;

«…неправильным путем» — 60% респондентов.

Затруднились с ответом 13%.

 

На очень интересный вопрос о том, что в долгосрочной перспективе ожидает Америку, 81% ответили — «спад», 12% — «подъем», а затруднились сказать что-то определенное — 7%.

 

Однако самые удручающие результаты принес третий вопрос. Итак: «Жизнь будущих поколений американцев будет…»:

 

«…лучше, чем сейчас» — 27%;

«…хуже, чем сейчас» — 65%.

Затруднились с ответом — 8% респондентов.

 

Таким образом, еще до разразившегося с лета 2007 года ипотечного кризиса большинство опрошенных граждан США свыклись с мыслью о том, что их страну ждет глубокий экономический спад и даже более того — настоящий упадок.

 

ДОЛГОВАЯ КАТАСТРОФА — С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ КИТАЯ

 

В том же году китайский экономист Лау Най-Къюнг привел свои выкладки и пришел к выводу: Соединенные Штаты должны пережить долговую катастрофу, каковая, в свою очередь, сорвет в спираль жестокого кризиса всю мировую экономику.

 

Итак, по состоянию на начало 2006 года власти США накопили своих обязательств по отношению к кредиторам американского государства (внешний долг), пенсионерам и бедным (социальные обязательства) огромную сумму — $43 трлн. На тот момент — по $145 тыс. на каждого жителя страны или по $350 тыс. на каждого работающего. Одно это грозило экономике Штатов банкротством.

 

Однако совокупный долг Америки — еще больше! Ведь надо учитывать долги граждан по кредитным картам и ипотечным ссудам. Американцы уже практически ничего не сберегают — все уходит в оплату за долги. Была сломана этика сбережения, основа капитализма. Американцев приучили: не отказывай себе ни в чем, бери все в долг. И вот итог: уже в 2000 году впервые за 20 лет семейная задолженность в США перевалила за 18% семейных доходов, остающихся после выплаты налогов. Одна лишь задолженность по кредитным картам тогда достигла в среднем $7200 на семью. Сейчас, очевидно, эта статистика выглядит еще более удручающей.

 

Дефицит торгового баланса США достиг 6,5% и финансируется за счет работы печатного станка. Центральные банки стран, торгующих с Америкой, имея положительное сальдо, потом на эти напечатанные доллары покупают казначейские облигации США, используя их в роли валютных резервов. Так поступают, например, РФ, Япония, КНР, Гонконг. Американцы же, продав свои облигации, на те же доллары финансируют свой бюджетный дефицит.

 

Таким образом, США живут не по средствам, наращивая свой бюджетный дефицит, снижая налоги и продолжая тратить астрономические суммы на оккупацию Ирака и Афганистана (а это — $5-6 млрд в месяц).

 

Китайский экономист еще в 2006 году, до ипотечного кризиса, сделал вывод, что кризис в США неизбежен, его не предотвратят никакие экономические меры — ни кратко-, ни долгосрочные. Ибо время упущено. По мнению Лау Най-Къюнга, падение доллара вызовет крах и фондового рынка. Он предсказал и ипотечный кризис, когда миллионы американцев не смогут выплачивать долги с процентами по ипотечным займам. Вместе с этим американцы не смогут рассчитаться с долгами, повисшими на их кредитных картах: они уменьшат объемы покупок товаров, начнут меньше ездить на отдых и т. д. Это все — сильный экономический спад в США, а также — угроза того, что американское государство не сможет платить по всем своим обязательствам.

 

Девальвация доллара заставит Юго-Восточную Азию сбрасывать доллары и казначейские облигации США, что приведет к обвалу рынка и дикой инфляции в Америке. Федеральной резервной системе придется задирать учетную ставку, что в сочетании с гиперинфляцией усугубит спад экономики. Поток экспорта азиатских стран в США прекратится — и экономический кризис охватит весь мир.

 

Китаец делает вывод: Америке скоро будет так плохо, что она не сможет помешать росту и экспансии Китая. Даже если США придется начать очередную «устрашающую» войну, им придется выбирать противника не сильнее Ирана. И такое положение продлится как минимум до 2020 года, что станет «периодом стратегических возможностей» для КНР. При этом важно нарастить внутреннее потребление Китая, чтобы уничтожить зависимость от американского рынка сбыта…

 

МОСКВА ДОЛЖНА ДУМАТЬ БЫСТРЕЕ

 

Таким образом, мир сегодня ходит на волосок от края экономической пропасти. Любое неосторожное движение вроде нападения США на Иран — и кризис разразится. Положение Соединенных Штатов сейчас — как у поздней Британской империи. Они везде пытаются присутствовать, ведут крайне затратную политику — но при этом их финансы расстроены, экономика надрывается, а внятной программы будущего они предъявить не могут. Красноречивый факт: еще в 1998 году США смотрели на РФ свысока — именно у Америки Москва выпрашивала кредиты. 10 лет спустя РФ выступает одним из основных кредиторов Соединенных Штатов.

 

Теперь понятна цель кампании, которую Вашингтон поднял вокруг «русской агрессии в Грузии». Необходимо отвлечь внимание мира от ужасающего положения в экономике США. Понятно, зачем затевается нападение на Иран — с той же целью. Не готовится ли под прикрытием войны с Ираном и под дымовой завесой противостояния «агрессии Москвы» срыв всего мира в кризис? Мол, все произошло по объективным обстоятельствам — как 11 сентября 2001 года?

 

Москва должна быстрее выстраивать контригру. Негоже нам отставать от Китая, уже выстраивающего стратегию использования неизбежной американской слабости. В ответ на пропагандистские угрозы «изолировать Россию» нам нужен сейчас решительный шаг. Прекрасно понимая, что ни на какую серьезную войну Вашингтон сейчас не способен (а после начала кризиса будет не в силах оказать большую помощь кому-либо), Москве сегодня необходимо работать над созданием новой финансовой системы мира, вовлекая в процесс старую Европу.

 

КРЕДИТОРЫ США ДОЛЖНЫ ВМЕСТЕ ВЫСТАВИТЬ АМЕРИКЕ СЧЕТ

 

Но возможен и второй стратегический ход. Скажем, сбор в Москве всех крупнейших кредиторов США. И на этом весьма представительном слете под председательством президента РФ нужно выдвинуть Вашингтону общие требования: оздоровление бюджета, уменьшение государственного долга, сокращение непомерных военных расходов. Словом, нужно возглавить всемирное движение заимодавцев Америки, каковое выдвинет им примерно те же требования, что и МВФ — горбачевскому руководству в 1990 году. А за кулисами — в особых встречах руководства РФ с американскими высшими иерархами — необходимо требовать серьезных уступок США в пользу поднимающейся Российской Федерации. Признания нашей сферы влияния, наших прав на Крым и Причерноморье, наших особых интересов в пространстве к востоку от Днепра и т. д. 

Думать Москве нужно как можно быстрее. Время уходит. 


М.Калашников

Факты:
Максим Калашников (Владимир Кучеренко). Публицист, писатель-футуролог, один из авторов «Русской доктрины».


Источник:www.rpmonitor.ru



Комментирии запрещены.

Рекомендуем: